May 24th, 2012

Переправа

Осилим как-нибудь! Василий Киляков. Мой дед…

Осилим как-нибудь! Василий Киляков.  Мой дед…

Почти в каждом русском роду, в каждой семье есть свой рассказчик. Умение рассказывать истории «за жизнь» — это и есть та эстафета опыта, которую я считаю традицией именно русской (В.М. Шукшин, В.П. Астафьев, В.Г. Распутин… — на этом стоят). Мой дед был малограмотным крестьянином. И при этом — талантливейшим рассказчиком; отец тоже — большой любитель увлечь рассказом.


[Spoiler (click to open)]

Я не мог бы и сам объяснить свое призвание, готов отдать этот тяжкий груз любому желающему — все знают, что писаниями редко кто зарабатывал жизненные блага или хотя бы устраивал свою семью в покое и достатке. Если верить литературе, великий немец Э.Т.А. Гофман умер в нищете, и это при том трепетном отношении немцев к своим музыкантам, философам, художникам, которое и не снилось нам, русским людям, даже в самые лучшие годы «взлета России» .

Дед мой — необыкновенный рассказчик. Меня всегда поражала в нём эта способность рассказывать с юмором о таких страданиях, от которых замирала моя детская душа. Он прошёл концлагеря во Второй Мировой. Провоевав 42-й, самый страшный год, в 43-м попал в плен, был ранен, контужен и увезен с поля боя румынами. «Очнулся я, лежу на земле… Шарк по лицу — кровь. А они наезжают на меня на лошадях. Хохочут, зубы белые…» Дед рассказывал так точно и метко, что его улыбка порой сменялась слезой. В Германии он работал, вынужден был работать под страхом мучительной смерти, на крахмальном заводе, и на его худые сгорбленные плечи легли годы таких мук, которые, быть может, не снились и на передовой. За нарушения режима, побеги, воровство пленному клали в рюкзак шесть–восемь кирпичей и на лямках подвешивали к плечам. Под командами «бегом!», «ложись!», «вставай!» провинившегося гоняли по плацу до кровавой пены изо рта — «нарушитель» терял сознание.

Дед попал на крахмальный завод и чудом выжил. Давали хлеб-эрзац, разрешали раз в сутки варить суп, варить картофелины в золе. Дед был умным рассказчиком и в перерывах работы рассказывал узникам истории «из жизни». Наградой были кусочки хлеба, печеная картошка, чаще — махорка на одну закрутку. И когда он скручивал цигарку, ему говорили наперебой: «сорок!», что означало: оставь затянуться дымом…

Весной сорок пятого дед вернулся из Германии в нашу глухую деревню. Тощие земли, коров кормили соломой, снятой с домов и дворов. Инвалиды... Безлошадные колхозы, большие семьи без хозяина, словом, куда ни глянь — слезы и ужасная нищета. Помню, он говорил: «Всю Европу проехал — ничего там фашист не тронул, все целехонько. Россию же — как черт пешней измочалил… Да-а, только нас, славян и не считали за людей они, сволочи…»…

Я был еще мальчишкой, а дед, как я понимаю теперь, совсем не старый еще, ходил с палочкой. Когда он брался за соху, его мотало так, что лошадь, чувствуя что-то, останавливалась. А бабка принималась плакать. «Василёк, а ну-ка попробуй ты, сынок», — говорил он. Он нарочно называл меня «сынок», чтобы придать мне уверенности. Бабка начинала выть еще громче. «Ну чего ты, старуха, как по мертвому…Осилим как-нибудь… Поле большое, но осилим…»

Ввечеру в нашей избе собирались инвалиды, участники войны, оставшиеся в живых — старики и те, что были помоложе. В чистой горнице они сидели на лавках, плевали и, сморкаясь, вытирали руки о штаны; чаще всего они рассказывали о прошлой войне, о плене, о политике, о Германии («а у них…»). А чтобы я случайно не проболтался на улице (время было такое, что «хватали за язык»), меня прогоняли из горницы. Тогда я пошел на хитрость: поздними вечерами я стал прикидываться спящим, и то, что рассказывали о войне, ругали Гитлера и Сталина — все это не вязалось со стихами и рассказами на страницах «Букваря» и «Родной речи», с рассказами учительницы и пышными речитативами из приемника.

До «хрущевских» времен бывших военнопленных «таскали», вызывали по повесткам в районный НКВД, иногда неделями шли допросы: «…в каком подразделении служил, при каких обстоятельствах попал в плен, где работал в плену, почему не бежал…». Думаю, что дед избежал сталинских лагерей, потому что имел великолепную память, наизусть помнил номера частей, в которых служил, имена и фамилии командиров, помнил название «высоток», фронтов, а в Германии работал не на военном заводе, а на крахмальном. Дед не был предателем. Он попал в плен полумёртвым, без сознания. Германия в 45-м была разбита, из нее было вывезено оборудование, «трофеи», но что же случилось потом? Германия, расчлененная, по заслугам униженная — встала с колен. Мобилизовав все лучшие силы талантливого немецкого народа, молодежи, опираясь на вековой опыт трудолюбия, добросовестного исполнения любого дела. Германия не только выжила, но вошла в число передовых стран Европы, она и сегодня тянет огромный груз «единого пространства», дотирует Грецию, Италию… Сегодня обвиняют Сталина, что он отыскивал предателей. Думаю, что основная причина всех бед России и сегодня — именно предательство, русское предательство. Нам навязывают «общечеловеческую мораль», но вопрос решается просто: «Общечеловек, кому ты в первую очередь протянешь руку помощи: своей матери или чужой — при невыносимых обстоятельствах? А какой дом побежишь тушить при пожаре — дом соседа?». И так во всем. Накорми своих детей. А потом помоги другим. И будет все в полном порядке. Жить в ладу с собственной совестью, вот основа.

Василий Киляков

Постоянный адрес материала


Переправа

Вознесение Господне

Вознесение Господне

24 мая Православная Церковь празднует один из двунадесятых праздников — Вознесение Господне

Святая Церковь издревле хранит предание о том, что прежде всего воскресший Господь явился Своей Пречистой Матери (что вполне естественно и понятно).


[Spoiler (click to open)]

По Евангельским же записям, первой, кто увидел воскресшего Христа, была Мария Магдалина, одна из галилейских жен, из которой Иисус изгнал семь бесов (Мк. 16, 9). Раньше всех поднялась она в воскресный день, чтобы помазать ароматами тело своего Учителя. И награда за такую любовь и преданность не заставила себя ждать — ей первой явился воскресший Иисус.

Пришедшие чуть позже и другие жены-мироносицы также удостоились встречи с воскресшим Учителем: с радостной вестью, сообщенной им Ангелом, они спешили к апостолам, как вдруг Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня (Мф. 28, 9–10).

Но потрясенные смертью Учителя, мучимые угрызениями совести о совершенном ими предательстве, апостолы не поверили женщинам

Вознесение Господне. Середина XI в. Фреска церкви Святой Софии в Охриде

Утром этого же дня два ученика Господа Клеопа и Лука шли в Эммаус, небольшое селение в 24-х километрах к западу от Иерусалима. И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, в ином образе, приблизившись, пошел с ними (Мр. 16, 12; Лк. 24, 15).

Ученики не узнали Учителя. Он же спросил их, отчего они так печальны? Удивившись вопросу, Клеопа ответил: «Неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?» Они стали рассказывать Незнакомцу, что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его (Лк. 24, 18–20).

Переживая вновь все происшедшее, Клеопа и Лука с горечью не осуществившейся надежды добавили: «А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля…» (Лк. 24, 21). После небольшой паузы они продолжили: «Некоторые женщины из наших изумили нас: они были рано у гроба и не нашли Тела Его, и пришедши сказывали, что они видели и явление Ангелов, которые говорят, что Он жив» (Лк. 24, 22–23). Но ведь женщины всегда что-нибудь придумают. Действительно, пещера пуста, но Воскресшего Учителя кроме них так никто больше и не видел».

Иисус тогда сказал: «О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки! Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лк. 24, 25–26). И стал объяснять им все сказанное о Нем пророками, начиная от Моисея. Клеопа и Лука с удивлением и вниманием слушали Его…

Вознесение Господне. Кипр. 1105(6)гг.

Вознесение Господне. Кипр. Панагия Форвиотисса, роспись на своде вимы, 1105(6)гг.  

День уже клонился к вечеру, когда впереди показался Эммаус. Незнакомец стал прощаться. Клеопа и Лука просят Его остаться с ними — Он соглашается. За ужином Незнакомец берет хлеб, благословляет его, преломляет и подает им точно так же, как совсем недавно делал все это их Учитель. Учеников пронзила одна и та же мысль: «Это ОН!» В ту же минуту Иисус стал невидим для них (Лк. 24, 30).

Позабыв про дела, ждавшие их в Эммаусе, уверовавшие теперь в Воскресшего Учителя Клеопа и Лука спешно возвращаются в Иерусалим. Они рассказали о происшедшем на пути остальным апостолам, но и им не поверили (Мр. 16, 13).

Поздним вечером этого же воскресного дня, как бы для того, чтобы рассеять все сомнения и «излечить их от остатков неверия», Господь явился всем Своим ученикам, кроме отсутствовавшего Фомы. Неожиданно появившись в запертой Сионской горнице, Господь обратился к присутствующим со Своим обычным приветствием: «Мир вам!» Апостолы смутились и испугались: двери были тщательно заперты, никто не мог войти к ним, и если они видят теперь Иисуса, значит, это Его дух?!

Поняв их состояние, Спаситель предложил дотронуться до Него, ведь дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня (Лк. 24, 39). В подкрепление Своих слов Иисус попросил что-нибудь из еды. Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними (Лк. 24, 42–43). Только тогда поверили апостолы, что перед ними не призрак.

Когда волнение немного улеглось, Иисус напомнил ученикам Свои же слова о том, что все, о чем было предсказано в ветхозаветных пророчествах, должно исполниться. Раньше апостолы, простые неграмотные люди, не понимали пророчеств. Теперь же Господь отверз им ум к уразумению Писаний и сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему (Лк. 24, 45–48) — все, что было предсказано когда-то, исполнилось на их глазах.

Вознесение. Иван Яковлевич Вишняков. 1755-1756

Вознесение. Иван Яковлевич Вишняков. 1755-1756 г. Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург 

Пришедший в Иерусалим через несколько дней Фома, называемый Близнец, с недоверием отнесся к известию о воскресении Христовом. «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20, 25), — заявил Фома-неверующий.

Еще раз, теперь уже всем одиннадцати, Иисус явился только через восемь дней. Господь предложил Фоме дотронуться до Его ран — Фома убедился, что руки стоящего перед ним Иисуса пробиты гвоздями, ребра пронзены копьем… Устыдившись в своем неверии, Фома воскликнул: «Ты — Господь мой и Бог мой!»

Уже в Галилее, куда после Пасхи возвратились апостолы, Иисус еще раз явился им всем и произнес такое прощальное напутствие: «…дана Мне всякая власть на небе и на земле. …идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам (Мф. 28, 18–20); Кто будет веровать и креститься, спасен будет, а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16, 15).

В продолжение сорока дней после Своего Воскресения Иисус Христос много раз являлся Своим ученикам, беседовал с ними о Царстве Небесном, о тех Божественных истинах Своего учения, о которых они должны были возвестить всему миру, от Иерусалима до края земли.

И вот апостолы, как и велел Воскресший Учитель, собрались вновь в Иерусалиме…

Наступил последний день видимого пребывания на земле Господа нашего Иисуса Христа. Появившись, как всегда, неожиданно, Иисус в прощальной беседе сказал: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16, 15). Возлагая на апостолов тяжкий труд распространения Евангельского благовестия по всей земле, Господь пообещал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20).

Вознесение Господне. Мозаика ц. Св. Софии в Фессалонике. 880-885 гг.

Затем Иисус вывел их из города и повел знакомой дорогой на Елеонскую гору. Поднявшись на вершину, Он остановился. Остановились и ученики. Подняв руки, Господь благословил их и… стал подниматься от земли, возноситься к небу… Скоро светлое облако совершенно скрыло Его от взоров апостолов. Потрясенные, склонились они в благоговейном поклоне и стояли потом долго, грустно глядя в опустевшее небо…

В столь неожиданном разлучении с Учителем Господь не замедлил утешить Своих учеников. Тотчас явились им два Ангела в белых одеждах и сказали, что Иисус придет к ним таким же образом, как они видели Его восходящим на небо. Об этом Он Сам говорил им когда-то: «Приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я» (Ин. 14, 3). Слова Ангелов наполнили сердца апостолов глубочайшей радостью.

В состоянии небывалого духовного подъема Посланники Господа возвратились в Иерусалим. Здесь, пребывая в молитве, они стали ожидать исполнения слов Спасителя — сошествия на них Святого Духа, Который должен был дать им необходимую силу для совершения дела их жизни — проповеди Евангелия (Учения Христа) всему миру.

Ольга Глаголева

Постоянный адрес материала


Переправа

Елеонская история

Елеонская история

В светлый понедельник 2008 года мне пришлось побывать на святой Елеонской горе. Неописуемая радость – звонить в пасхальные дни в огромный колокол «Русской свечи» (так здесь называют колокольню Вознесенского русского женского монастыря), который слышен во всём Иерусалиме. Поклонившись месту Вознесения Христова, мы, выйдя из часовни, перешли дорогу, чтобы войти на территорию греческого монастыря преподобной Пелагии. Войти – это громко сказано. Нам пришлось отодвинуть железную сетку-рабицу и мы оказались на территории монастыря.


[Spoiler (click to open)]

Расположенный на склоне Елеонской горы монастырь открывал вид на старый Иерусалим, издавна знакомый по книгам и паломническим путеводителям.

Елеонская история

Снизу был слышен греческий пасхальный распев «Христос анести!», который раздавался всё ближе до тех пор, пока мы не увидели скромный крестный ход, возглавляемый седобородым священником. Вслед за хоругвями женщины несли круглую икону Пантократора. И мы с радостью присоединились к этому скромному шествию, которое по извилистым дорожкам склона неспешно прибыло к странному полуразрушенному бетонному строению с повсюду торчащими искорёженными прутьями ржавой арматуры. Было очевидно, что это разрушенный современный храм.

Елеонская история

Среди этой арматуры у бетонного престола священник отслужил краткий пасхальный молебен и многократное громкое «Христос анести!» разнеслось над склоном Елеонской горы…

После молебна архимандрит Иоаким (Строгилу) (так звали священника) начал светлый и печальный рассказ о своей непростой жизни на Елеонской горе в нескольких десятках метров от места Вознесения Христова.

Елеонская история

Незначительная часть территории Елеонской горы принадлежит Иерусалимской Патриархии, которую она когда-то выкупила под несостоявшееся строительство паломнического центра. В 1987 году Блаженнейший Патриарх Иерусалимский Диодор передал эту территорию для пользования архимандриту Иоакиму, приехавшему с греческого острова Хиос в Иерусалим, для устройства на этой знавшей Христа и политой кровью монахов-мучеников земле монастыря.

Власти города многократно отказывали Патриархии в разрешении строительства храма на этой территории, но отца Иоакима это не остановило и он начал копать котлован для строительства храма Вознесения. Во время земельных работ обнаружилось, что крутой склон Елеонской горы изобилует засыпанными землей древними гробницами.

Елеонская история

В начале 90-х годов здесь был построен и украшен небольшой нижний храм, и началось возведение стен верхней части храма. В 1992 году в отсутствие отца Иоакима в монастырь прибыла израильская техника и начала разрушать бетонные стены верхнего храма. Когда же начали пробивать первое отверстие в полу, чтобы добраться до нижней храма, со стены сорвалась уже знакомая нам круглая икона Пантократора и подкатилась к тому месту, где уже было пробито отверстие. В это время все израильские бульдозеры заглохли и завести их больше не удалось. Разрушение было остановлено.  Нижний храм, которые отчасти построен в углублении склона горы,  был сохранён.

Елеонская история

И именно в этот период произошло трагическое завершение жизни матери архимандрита Иоакима – Анастасии Панагопулу-Строгилу, которая до переезда на Святую Землю была учителем математики и даже возглавляла мэрию маленького городка Вронтадо на остров Хиос. Она как преданная мать последовала за своим сыном в его апостольской миссии на Святую Землю. Она, по словам архимандрита, стала «жертвой и приношением Богу на святом месте Вознесения Спасителя на Елеонской горе», и теперь она – местночтимая мученица Анастасия Иерусалимская, чьи нетленные мощи находятся в специальной гробнице, примыкающей к нижнему храму.

Елеонская история

8 июля 1995 года неизвестные люди в масках пытались убить архимандрита Иоакима, хотели выколоть острием карандаша глаза, безжалостно наносили ему раны. На крики о помощи выбежал из кельи живший здесь иконописец из Москвы Владимир Рыло, принявший впоследствии постриг с именем Варсонофий в русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне. Этот Владимир, рассказывает отец Иоаким, был высокого роста и очень сильным. Он и помог монаху вырваться из рук бандитов. Отец Иоаким поспешил в келью матери, чтобы рассказать ей о случившемся. Однако нашел ее на земле уже мертвой: неизвестные злодеи связали и задушили ее.

Елеонская история

Накануне 7 июля 1995 г. она присутствовала на Божественной Литургии. Причастившись Святых Таин и поцеловав руку своего сына архимандрита Иоакима, она обратилась к нему перед лицом всех прихожан: «Я целую твою руку не потому, что ты мой сын, а потому что ты носишь священный сан. А теперь ты поцелуй мою руку, потому что я мать твоя и сегодня мне предстоит дальний путь, перед которым я хочу проститься с тобой». Мученица Анастасия пожертвовала собой ради сына и его земной миссии – создания дома Божия на Святой Земле, на месте, откуда Господь вознесся на Небо.

Елеонская история

Преступников найти так и не удалось. Израильская полиция признала только, что злодейство совершили иудейские фанатики.

Прошло три года после погребения мученицы Анастасии. По благословению Патриарха Диодора было совершено открытие гробницы: тело мученицы было обнаружено нетленным и благоухающим. Его вновь предали земле – на 7 лет. После этого могила была вскрыта – тело Анастасии обрели так же нетленным.

С тех пор церковное сознание причислило её к лику местночтимых святых. Её нетленные мощи находятся в специальной гробнице, примыкающей к нижнему храму.

Мы вошли в гробницу, перед входом в которую размещена икона мученицы Анастасии, подаренная русским паломниками. Непривычно нашему взгляду было видеть непокрытое тканью нетленное лицо мученицы.

Елеонская история

Отец Иоаким пригласил нас на праздничную трапезу. Единственный подвизающийся в монастыре инок Поликарп прятал лицо от нашего назойливого фотоаппарата. Рядышком паслись монастырские козы, важно гуляли куры, по цепи бегали две собаки. А со склона между ветвей молодых олив, гранатовых и фисташковых деревьев открывался вид на вечный город Иерусалим…

Елеонская история

Прощаясь, отец Иоаким, всем нам подарил по небольшой бумажной иконе мученицы Анастасии, на обратной стороне который был адрес монастыря. И сказал, что всегда можно остановиться у него на Елеонской горе. Работа в монастыре паломнику и труднику всегда найдётся.

…А через год в 2009 году ровно в Праздник Вознесения отец Иоаким отошёл ко Господу. Говорят, что он смог-таки получить разрешение на строительство храма…

Андрей Остапенко

Фото автора

При подготовке материала использована информация сайтов

http://ir-maverick.livejournal.com/153944.html

http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/41383.htm


Пстоянный адрес материала