July 3rd, 2012

Переправа

О прощении. Из бесед с отцом Лукой

О прощении. Из бесед с отцом Лукой

Лосев Николай Дмитриевич. Блудный сын. 1882

     - Если молимся и просим, а просимого от Бога нет, значит – кого-то или что-то мы не простили.

      - Главная движущая сила в непрощении – дьявол. Он - причина не только долго живущей в нас обиды, но и самого вхождения ее в душу. И обиды ходят по кругу: дьявол с их помощью уловил наш ум, поместив в сердце идол обиды. А мы приносим ему жертвы, совершаем поклоны. Тут важно увидеть, почувствовать, что жизнь наша в опасности – перед реальностью, и перед вечностью. Мы должны понять, что есть реально живой Бог, и существует мир незримый, превосходящий всякое наше воображение. Когда мы отталкиваем кого-либо, дьявольский дух падает нам на голову. Так происходит и в обычной жизни, и в наиболее сильной степени – во время молитвы, когда мы предстоим Богу.  


[Spoiler (click to open)]

  - Если мы не вполне уверены (и верим), чего просим, как можем получить просимого? Мы бубним себе чего-то под нос, отвлекаемся, перескакиваем с мысли на мысль, вроде того, нерадивого ученика…. Бог нас не слышит – тогда зачем к Нему пришли, кому и с какой целью читаем домашнее правило? Мы просим Божьего присутствия во всех делах наших, помощи Его. Мы не должны быть посмешищем перед лицом Бога и ангелов Его, превращая наши просьбы, наше общение в сухой формализм. Только молитва с полным самоотречением действенна.

      - Почему важно смирение? Через смирение мы узнаем меру себе и своим возможностям. Если подумаем о себе более смиренно, более скромно, то, возможно, признаем, что пределом моего обращения к Богу является эта маленькая молитва, слабая, но она совершена на пределе моих возможностей. Такая молитва значима пред Богом, если она предельно значима для данного человека. Если это действительно так, то дальше вступит Бог, а если мы этого не достигли, то мы не достойны помощи Божьей. Каждый знает свой предел, когда он в данном делании дойдет до конца.

      - Ум не рассеивается, если мы возрастаем в смирении пред ликом Божьим. Диапазон нашего самолюбия и саможаления почти безграничен: любое оскорбление, даже мельчайшее, чутко улавливается им. Бывает, стоишь на службе, а кто-то рядом шуршит целлофановым пакетом, или кашляет или еще чего. Если ты во имя Христа искренне прощаешь, не держишь обиды или раздражения, - шаг к Богу совершен. Старцы учили: не идет молитва умом, молись вслух, ибо там, где затух ум, остается язык. Рассеяние было всегда, но важно прохождение этого пути отрезок за отрезком – только эта борьба дает право на помощь Божию. Духи уныния и лености – одного порядка.

       - Бог хочет всего человека, а не по кусочку, поэтому важна не отдельная молитва, не отрывочное усилие над собой, а все устремление жизни, памятование о Боге, хождение пред Ним, изменение самого качества этой жизни. Реальным обращением к Богу является непрестанная сердечная молитва, но современный человек не знает, что это такое. При чтении правила надо прилагать хотя бы маленькое усилие, потом больше, потом еще больше. Но и это малое должно быть предельным – за это дается благодать и помощь Божия.

       - Молитва за ближних равна исполнению закона любви. Надо учиться делать чужую боль своей (старец Паисий), всегда найдется рядом кто-то, у кого беда. Но надо знать: часто, когда ты молишься за своих домашних, они налетают, бросаются на тебя. Это нормально. Если молитва наша услышана, от Бога на ближних идет благодать, это пробуждает дьявола, он уже не имеет над ними (ближними) прежней власти. Заноза вылезает, но это тоже больно, и человек кричит, порой сам не зная почему.

       - Кто мы – Божья кость или бессмертный дух? Трудно осознать: пример священника, у которого так болел зуб, что он забыл о своем священстве и монашестве, и даже о бытии Божием, потом вырвал его плоскогубцами. Обычно мы не попадаем в такие крайности и колеблемся между божьей костью и ощущением в себе частички вечности.

       - Добрые дела трудом стяжаются и болезнями испрашиваются.

       - Жизнь наша делится на две неравные части: когда мы обращены к Богу и полная бессмысленность (когда живем земным).

       - Страх Божий не равен боязливости. Наоборот: кто боится людей, тот Бога не боится; кто боится Бога, людей не боится.

       - Игнатий Брянчанинов: 90 процентов в нас – от дьявола, 1 процент – от Бога, и несколько процентов – от книжных знаний.

Обряд пострижения волос: при крещении совершается перед мирропомазанием. Значимый обряд, совершаемый также при посвящении в священство и монашество. Это действие символическое, но не случайное (случайного в Церкви нет). Это первая реальная жертва Богу: часть младенца отдается Ему, следовательно, это знак того, что человек не вечен на земле, знак послушания, отказа от своего. Младенцу дается Духа Святаго, а он должен отречься от своего. Выстригается крестик на голове – образ его будущего служения, реального вхождения в тело Христово.

В этом контексте стрижка для красоты – акт прельщения других (древние монахи вообще не стриглись, уподобляясь Христу и соблюдая обет воздержания и аскетики).

- Обеты монаха даются в бесконечность, даются Богу (люди - лишь свидетели этому), и поймать их, вернуть назад невозможно, можно лишь исправить что-то, если совершена ошибка.       

- Имя монаху дается так же, как младенцу, ибо он еще не родился, его не выбирают, а дает игумен, какое захочет. Изменить можно только при постижении в схиму – еще более строгий обет. Имя несет отпечаток того служения, к которому призван монах. Например, отцу Луке и всей их группе при постриге в Троице-Сергиевой лавре дали имена апостолов, вот все и разъехались, кто куда (шедши научите все языци). 

- Послушание дает человеку возможность вполне уподобиться Христу. При исполнении послушания, навыкании ему надо научиться оставлять любое дело без сожаления. Иначе этот обет может довести до безумия.

- Переправа – путь от обычного послушания, когда еще довольно много свободы, к более жесткому послушанию, ограничению себя исполнением заповедей, страхом Божиим, служение.

- В пустую голову молитве войти не так уж просто. Когда человек научился какой-либо деятельности, то это в основном деятельность, ума, умственная. Если резко остановить маховик (например, сменить образ жизни с городского на крестьянский – пример Сергия Радонежского), возникнет эффект «пустой головы», слишком резкий поворот вызовет растерянность, перегрузку, дезорганизацию, хаос, помыслы, прилоги, стрессы и т.д.

- Бомж - это, с одной стороны, гордыня, бегство от ответственности перед ближними или начальством, от послушания судьбе (не хочу и не буду работать!), с другой – потеря социального статуса (но он тоже не просто так теряется: пьянство, распад семьи – это чаще всего происходит добровольно, накапливается и ведет к краху).      

- (!) Одна из скорбей последних дней – терпение неопределенности.

- Послушание и деятельность – не одно и то же. Человек себялюбивый не знает усталости, но его «послушание» - ради себя или денег, или славы, или власти. Это неправильное послушание.

Из бесед с отцом Лукой


Постоянный адрес материала