July 10th, 2012

Переправа

О смирении. Из бесед с отцом Лукой

О смирении. Из бесед с отцом Лукой

Омовение ног апостолам. Византийские мозаики начале XI века. Греция. Монастырь Осиос Лукас

Вмещая благодать, человек обретает силу, позволяющую ему совершать некие внешние делания.

1. Два диаметрально различных состояния, два полюса, два корня:
- гордость (из-за нее отпал Денница, а за ним и Адам с его родом людским);
- смирение (ведет к обожению).


[Spoiler (click to open)]

2. Человек должен стать вместилищем Святого Духа, как бы чашей, куда Он вольется.

3. Бог смирился до креста, чтобы показать нам, что есть самое главное.

4. Благодать ускользает, если ее не удерживать. Один человек может вмещать больше благодати, чем тысяча других.

5. В смирении содержится великая сила, ибо в немощи Божьей больше силы, чем в самой великой силе человечьей. Пример Иоанна Русского: оказался в турецком плену, пытали, силой принуждали обратиться в ислам, терпел, добился уважения в глазах турка – военачальника. Отсюда – история с блюдом плова, которую он «отнес» хозяину за 1000 верст в Мекку, на секунду выйдя из палатки (потом тот вернул блюдо и поблагодарил за угощение).

6. Часто иной сам себя охотно называет великим грешником, и люди дивятся его «смирению», но стоит задеть его достоинство со стороны!... Смирение как внутреннее чувство этим и отличается от кротости, которая есть внешнее проявление. Один монах все время молчал, опустив глаза долу, когда его обижали и притесняли. Авва был поражен и спросил, как это удается? Ответ: чего мне смотреть на этих псов?!

7. Смирение это отсечение своей воли. Но не попустительство, а исполнение (через благодать Духа Святаго) воли Божьей. Бог участвует в нашей жизни Святым Духом.

8. Сначала смирение постигается умом, но потом должно обязательно включаться чувство. Смирение воспитывается, приходит не сразу, через труды и искушения (без ошибок и падений никак!). Искушение – знак внимания Бога к тебе. Человек решил смиряться, и сразу все вокруг, как сговорившись, начинают делать «не по его воле», начинаются искушения. Это и есть памятование о Боге. Это Бог учит тебя, это Он через других людей показывает тебе глубину и тяжесть истинного смирения. Эти люди – твои учителя смирения.

9. Ефрем Сирин, пример. Братья пошли в город получить наставление. По дороге им встретилась женщина, которая принялась разглядывать монахов. Те сделали ей замечание – мол, негоже женщине это. Она в ответ: женщине положено смотреть на монахов, а вот монахам надо смотреть в землю. Ефрем Сирин: братия, пошли домой. Мы получили наставление (от Бога, через эту женщину).

10. Вмещая благодать, человек обретает силу, позволяющую ему совершать некие внешние делания. Но границы (объемы) благодати не есть что-то раз и навсегда данное, статичное, застывшее – они, то расширяются, то сужаются в зависимости от духовного состояния человека; соответственно пульсируют и реальные (а не мнимые, не самовнушенные) силы, и масштабы дел внешних.

11. Послушание, даже простейшее, полученное от священника, есть обет Богу. Например, простенькое утреннее и вечернее правило. Найдется тут же тысяча причин не делать или не так делать: не стоять, а присесть, а там и прилечь. Если нет элементов послушания в нашей жизни, если мы их не ищем, эти механизмы (очищения души, вмещения благодати, преображения) не действуют, а остается одна голая, показная, бесплодная «интеллектуальщина».

12. Телеканал, журнал, лекция… не одолеют зла, которого слишком много. Но Бог не создает многого, поскольку сами понятия «много» и «мало» суть внешние. Бог благоволит создавать кристаллики благодати, сосуды Духа Своего в людях. Главное не число, а качество того, что делается, которое выступает как безоглядное приношение Богу, служение Ему. Всякое же приношение Богу сопряжено, во-первых, с большим трудом, послушанием, понуждением, преодолением искушений; во-вторых, с реальным смирением (непарением ума), каковое и есть основная цель служения и подвигов, будучи при этом единственным мостиком в обожение.

Из бесед с отцом Лукой

Постоянный адрес материала