July 26th, 2012

Переправа

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Памятник основателю Сербской Церкви Святому Савве Сербскому

У Стефана Немани было, как в сказке, три сына: старший Вукан, средний Стефан и младший Растко. Разные это были люди.

Вукан с детства был задиристым и резким. Отец побаивался его властолюбивого и заносчивого нрава и отстранил старшего сына от себя. Он дал ему в удел Зету - южную приморскую область. Там Вукан сблизился с римскими священниками, полюбил Запад и всячески пытался подражать гордым итальянским и венгерским королям.


[Spoiler (click to open)]

Средний сын Стефан был опорой и надеждой отца. Трудно было ошибиться, глядя на него, что это будущий государь Сербской земли. И Неманя хотел видеть своим наследником Стефана, а не старшего - Вукана.

А младший сын сербского государя Растислав был особенным ребенком. Он родился последним в государевой семье по усердным молитвам родителей, которые просили Господа даровать им чадо, исполненное главными сокровищами человеческого сердца - верою и любовью.

Растко рос послушным и тихим мальчиком. Отец и мать много заботились о его воспитании, приставили к нему лучших учителей, а потом дали ему отдельную область. Там он мог жить самостоятельно вместе со своими слугами и развлекаться охотой и другими забавами, приличными знатному юноше.

Но Растко не привлекали эти шумные удовольствия. Не видел он смысла ни в охотах, ни в воинских поединках. Не понимал он, куда стремится его душа, и все блуждал неподалеку от своего дома, молясь Богу/ чтобы Господь открыл ему Свою святую волю.

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Симеон Мироточивый (Стефан Неманя) и прп. Анастасия , родители свт. Саввы Сербского. Фреска, монастырь Грачаница.1321 


И как-то раз он встретил путника. Пыльная его одежда, стоптанная обувь говорили о том, что пришел он издалека. А лицо его было светло и радостно, как будто дышало неземным миром.

- Кто ты, - спросил его Растко, - и где твоя родина?

- Родина моя, - ответил путник, - осталась далеко-далеко за горами, там, где шумит торговыми площадями богатый град Киев, и молится за весь мир Успенская Лавра, но, впрочем, я давно уже не видел любимой родины, ведь я монах и пришел с Афона.

Будто чудной музыкой прозвучало в ушах юноши это название. Вдруг показалось оно ему таким родным и знакомым, и он воскликнул:

- Господин мой, расскажи мне скорее хоть малость о твоем Афоне...

Монах принялся говорить об этой удивительной стране, где на небольшом гористом полуострове стоят десятки монастырей, которые хранят строго и незыблемо христианскую веру. Монахи много трудятся, чтобы пропитать себя на скудной каменистой земле, а ночами они молятся Богу о всех нас. Ради них еще прощает Господь нашу землю, терпит наше зло, ради их горячей молитвы еще не приходит Он, чтобы судить всех нас.

Так рассказывал русский инок. А Растко как будто забылся, и душа его достигла этого блаженного края и видела, как тянутся к небу огоньки святых монашеских молитв.

- Там, там мое пристанище, мое счастье, туда с детства рвалась душа моя, - шептал пораженный юноша.

Вскоре после этого Растко уговорил нескольких друзей помочь ему и поехал вместе с ними к своим родителям. С радостью встречали отец с матерью своего младшего любимца и не знали, что прощаются с ним на многие годы.

На другой день Растко отправился на охоту и так и не вернулся домой. Ловчие рассказывали, как он со своими друзьями неожиданно пустился во весь опор и вскоре скрылся из виду за лесистым холмом.

Вскоре кто-то рассказал Немани, что сын его скрылся в русском монастыре святого Пантелеймона на Афоне. Государь послал своего верного военачальника с воинами, чтобы вернуть беглеца. Сам византийский император Исаак Ангел разрешил сербам войти на афонскую землю, чтобы увести Растко. Но решение юноши было бесповоротным. Как ни жаль ему было любимых отца и матери, как ни любил он свою страну, ее леса и горы, но сердце его рвалось сюда, в монастырскую тишину, где так поет душа, отдаваясь тяжелым молитвенным трудам.

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Св.Савва Сербский

Игумен русского монастыря полюбил Растко и решил помочь ему укрыться от преследования. Когда послы из Сербии явились в обитель, игумен распорядился, чтобы было устроено обильное угощение для гостей и монахов. Когда же все легли отдохнуть, вдруг ударили в било, которое звало всех на всенощное бдение.

Едва поднявшись, сербские воины отправились в церковь, потому что должны были везде следить за Растко, но за богослужением под монотонное чтение Псалтири они заснули, стоя на своих местах, а Растко тем временем оставил там, где стоял, слугу, переодетого в его одежды, а сам вошел в алтарь, произнес монашеские обеты, а потом поспешил в крепостную башню, где принял монашеское пострижение с именем Саввы и облекся в иноческие одежды.

Ночное бдение близилось к концу, когда пробудились сербские воины. И к ужасу своему они убедились, что Растко нет среди богомольцев. В ярости набросились они на монахов.

- Где он, где он, обманщики? - вопрошали они, и уже грозно обнажали мечи, когда из высокого окна крепостной башни вы глянул беглец:

- Господа мои, нет теперь того, кого вы ищете, нет теперь  юного Растко, есть лишь смиренный инок Савва. Вот волосы с головы Растко, а вот его княжеская одежда, отнесите их родителям и расскажите, что стало с их сыном.

Горько было старому слуге государя и его спутникам. Все труды их пропали даром, теперь уже невозможно было возвратить юношу к его родителям таким, каким он с ними расстался. Да и незачем: он отрекся от мира сего.

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Св.Савва Сербский 

С печалью встретил Стефан Неманя это известие, но потом утешился:

- Что ж, - решили родители, - сын наш исполнил то, что мы хотели от него. Он выбрал тяжелый монашеский путь, чтобы найти веру и любовь. Там на Афонской горе он будет ближе к Богу, чем у нас в богатых дворцах, на пирах и охотах. Господь коснулся его сердца, и он еще осветит свою родную Сербию светом Христовым.

А тем временем инок Савва поселился в монастыре под названием Ватопед, где приняли его с радостью и почетом. Было это удивительным для монахов, что сын великого жупана, повелителя целой страны, надел бедные темные одежды и вместе с ними трудится с усердием и смирением.
 

Тихо жил Савва, ничем не выделяясь среди монастырской братии, втайне от простых иноков он много жертвовал на строительство и украшение храмов. Он устраивал так, чтобы нищие богомольцы, которых немало приходило на Афон, могли получить в его монастыре пищу и крышу над головой. Но особенно любил Савва разыскивать одиноких пустынников, не с тем, чтобы говорить с ними, выведывать у них какие-то тайны или искать чудес, но затем только, чтобы принести им скромное подаяние: несколько печеных хлебов, что-нибудь из овощей, и еще вглядеться в их бездонные глаза, которыми Сам Христос с милосердием и скорбью глядит на грешный мир.

Много ходил Савва по Афону, не раз случалось ему попадать в руки разбойников, которые часто грабили с моря афонские монастыри. Так однажды, когда он шел по берегу моря, его окружили морские пираты, только что сошедшие с корабля. Из глубины души обратился несчастный с зовом о помощи к Богу, и Господь не оставил его.

Сербия родная. Тянется к небу молитва

Троеручица Хиландарская. Сербия. XIX век. С изображением короля сербов Стефана Немани, принявшего в монашестве имя Симеона, и его сына Саввы, держащих в руках модель храма.

- Кто ты и откуда? - спросили его злоумышленники.

Савва объяснил им, что послал его один старец, чтобы отнести пищу нуждающимся одиноким монахам. Не совсем правду сказал он, ведь сам, по собственному желанию, раздавал он милостыню, но из смирения скрыл он это даже от разбойников.

В душах этих очерствевших людей будто всколыхнулось что-то. Они, давно уже привыкшие только к воровству и убийству, стояли перед нищим человеком, который, наоборот, все свое отдавал другим, и вдруг жалко им стало и этого монаха, и самих себя, потративших свои жизни на зло и разрушение.

Разбойники отпустили Савву, а сами явились на следующий день в его монастырь, рассказали настоятелю о чудесной встрече и покаялись во всех страшных своих делах, обещая жить отныне только мирными трудами.

Так и жил многие годы Савва в бедной келье, питаясь самой простой и грубой пищей, радуясь только Божественным службам и беседам с мудрыми старцами. С весельем глядели на него монахи: вот человек, который был царским сыном, а стал последним скромным монахом, владел золотом и серебром, а теперь только несколько книг составляют его имущество, жил в просторных палатах, в играх и охотах проводил юные годы, а теперь в тесной и темной комнате творит одинокую молитву. Что же заставило его измениться? Не, какая-то великая сила характера, не железная воля, а загоревшаяся в сердце любовь к своему Спасителю, Иисусу Христу.


Тимофей Воронин

Постоянный адрес материала