August 7th, 2012

Переправа

Искушение. Из бесед с отцом Лукой

Искушение

Сандро Ботичелли «Искушения Христа» (1480-1482)

В Евангелии говорится об искушении Христа. Когда требуется, происходит искушение (испытание) веры. При каждом приходе Божией благодати (Пасха или кто-то о нас молится) следует искушение. Человек должен быть испытан. Если испытание выдерживается, благодать как бы прибывает, накапливается, и ее надо потратить – как зарплату. А) Причем, чем больше ее тратится (подметил преп. Серафим), тем больше она прибывает. Б) В Евангелии дьявол искушал Христа израсходовать свою благодать, обретенную подвигами поста (и пищей, и удалением от развлечений в пустыню, и терпением скорбей) на несущественные, суетные дела: прыжки со скалы и т.п. В) Золото можно поменять на стог сена, но обратно уже сделка не получится – надо тратить благодать с осторожностью, т.е. сочетать ее  применение с сохранением, удержанием от растрат на пустое.


[Spoiler (click to open)]

Имея в себе благодать, человек может из тщеславия что-то сделать, и пасть – то есть израсходовать ее впустую.

Христос мог стать царем иудеев (или всего мира)? Мог. И все были бы довольны. И дьявол. Но Он не стал – не для этого Он пришел. Вступая в битву с дьяволом, человек уподобляется Христу.

Дьявол всегда хочет украсть у нас благодать. Он сам ничего не может создать, только украсть или испортить  Божие.

Преодоление искушения дает человеку дополнительную силу.

- Страсть это склонность к греху, но не сам грех. Грех это исполнение страсти (хочу ударить кого-то, и бью… ).

- Заповеди регламентируют человеческие отношения: …кто любит Меня, тот заповеди Мои исполняет. В этом смысле это законы, но законы добровольного подчинения, законы любви (а не устрашения или расчета).

Заповеди присущи падшему человечеству, т.е. в вышеестественном состоянии, когда мы в Боге, они уже как регламентирующие, ограничивающие, насилующие волю законы не нужны.

- Когда конец времен: когда …по причине умножения беззакония в мире исчезнет любовь (то есть вера в Бога, который и есть любовь, с нею и человечность).

- К духу любви ближе всего подходит дух блуда, и человеку их трудно различить. Бывает, что дух уныния сначала удушает, а потом передает духу блуда. В этот момент человек должен понять: пришло искушение.  

- Самое большое достижение дьявола в том, что ему удалось внушить легковерным людям, будто его не существует. Признаки приближения к душе духа тьмы:

а) повышается возбудимость; б) одолевает уныние.

В любом случае, ум как бы выбивается из уравновешенного, спокойного, нормального, можно сказать, радостного состояния (последнее вмещает в себя все ранее перечисленные). Ум вроде как куда-то девается: был трезвым, и вдруг пришел в смущение.

Есть надежное церковное средство против этого:

- первая фаза – идентификация: это искушение, наступило время брани!

- вторая фаза – действие. Если ум обессиливает и умолкает (не знаешь, как тебе быть) – остается язык – молись, хоть без ума, одними губами; отсох и не шевелится язык – остаются мощи святые, иконы, молитвенная помощь друзей, поддержка духовника. Пути к Богу всегда найдутся, ибо дьявол силен, а Бог всесилен.

- Бесы используют «принцип домино»: сбили с толку одного человека, он уже сам тянет другого…. Путь на небо – весь в колючках, и о них (бесов) невозможно не ободраться.

- Молитва – дыхание «внутреннего человека». Хури: есть душа, и есть тело. Если душа не на месте, возникает дискомфорт, дисгармония, разлад….

- Суть воцерковления – сделать жизнь сознательной. Это служба Творцу, предстояние Ему, следование Ему, а не некий набор хаотических событий.

- Смерть (академик Бехтерев): если личность умирает вместе с телом и разлагается, какой смысл в жизни. Если и остальных, всех без исключения ожидает та же участь, какой смысл заботиться о них, хотя бы и самых близких. «Смерти нет, господа!» Человек живет вечно. Плюс его вывод, что мысль материальна.

Если мы живем божественными категориями, для нас смерти нет. Святые отцы говорили – человек должен жить для вечности; если он этого не понимает, бедный он, язычник. Смерть перед каждым открывает дверь в другой мир: если в этот момент мы не видим руки Творца (а как ее увидеть, если прожил, не веря?), чего мы тогда стоим, на кого уповать, кто поможет – не бесы же?

Смерть – понятие относительное. Умер ребенок в два года от роду. Мало? А мы-то сами живем много? Если он умер, значит, он состоялся как личность, вырос в ту величину, которая ему была определена (Корнелий Чаадаев)… и в этом полном виде он и предстал Богу.

- Плоть человека это подпорки, костыли, оттолкнувшись от которых он может прийти в состояние покаяния.

- Сейчас вера та же, а вот культурная среда – иная. Раньше на Валаам монахи (бывшие крестьяне) привозили с собой по два мешка земли. Для них это было естественно: надо как-то было выживать. Сейчас – мобильные телефоны, компьютеры. Если их отобрать, современный человек отупеет, придет в смущение, ибо его жизненные навыки стали другими. Искусственно или, тем паче, насильственно «прививать» ему несвойственные навыки (неважно, сам ли он это делает по заблуждению или кто-то ему внушает) к добру не приведет. Господь дал человеку эти «цацки» для его пользы, создал другую культуру.

Если меряем жизнь мерками вечности, - мы христиане. Если же земными мерками,  -  мы политработники. Если дела наши увеличивают присутствие Бога в нашей жизни, это добрые дела, и наоборот.

- Для современного человека Бог стал внешним. «Господи помилуй!» - взывает он к Нему, как к некоему внешнему объекту, внешней силе. Но служение Богу совершается не вовне, а в сердце: мы делаем выбор либо Бога, либо дьявола. Бог есть дух, Он везде и во всем, и если мы его спрашиваем, ответ может прийти из любого объекта или процесса, или явления т.н. материального мира. Бог – как воздух. Мы дышим и все…. Где воздух? В какой он части тела? Везде.

- В конце времен все разделяется – но не механически, а добровольно: каждый искушается и наказывается собственной похотью, выбирая свет и Бога или тьму и вполне ад. Причем и свет и тьма, и Бог и ад становятся реальностью не там, за гробом, а здесь, на земле. И каждый, если даст себе труда и честности, признает, что так оно и есть, и его жизнь, внешне успешная, при ближайшем, личном и беспристрастном рассмотрении вполне может оказаться адской.

- Современные экстрасенсы питаются дьявольским мышлением.

- Господь подает испытания, чтобы человек вырос и дал Ему больше, совершил лучше.

- Молитва должна быть только о том, чтобы Господь послал Свою благодать в этот мир. И все! Если молимся за кого-то, то же самое – чтобы сошла на него благодать. Все остальное, бренное, материальное – чепуха! Потому дьявол и борется, не допуская человека до благодати, что она – свет, она отгоняет бесов и дает победу над ними.

- Бесы – великие мистификаторы, но не творцы; они взбивают пену, присваивая чужое и искажая его, а потом втягивают в эту воронку легкомысленных людей.

- Островки, кочки для соработников в деле Господнем. 

- Христос распялся за всех, и когда мы называем кого-нибудь врагом, мы как бы отказываем этому человеку в его праве быть среди этих всех. Господь говорит: Оставь Ме отмщение Мое.

 

- Апостол: не напрасно начальник носит свой меч (а чтобы земля не превратилась раньше времени в ад).

- Переправа-безопасность братства: если мы делаем дело Господне, мы должны защищать его, не щадя живота. Паисий (Святогорец): если меня ругают как человека, я благодарен, но если как монаха, я должен защищать монашество, так как это путь спасения. Это и к нашим людям, и к предприятиям, и к проектом нашим в равной мере относится.

- Нет, и не должно быть в жизни человека бессмысленных событий!

- Если старые люди недовольны, считают, что им чего-то не додали, значит, они не поняли, зачем жили.

- Варсонофий Великий: появился у тебя помысел, помолись о нем. Если он от Бога, то будет усиливаться, если от дьявола – будет распадаться (т.е. сопровождаться сомнениями, подозрительностью, злостью, азартом и т.п.) Лучше дьявола победить, чем человека – это, если хочется кого-то ударить, обидеть, отомстить, наказать. Похваставшись, человек теряет всю благодать. Лучше не привлекать бесов в свою жизнь.

- Метанойя (покаяние) – это выход из состояния греха. В грех действительно входят, но из него можно и выйти – бывает, что требуется помощь, но выйти можно.

Из бесед с отцом Лукой


Постоянный адрес материала