August 24th, 2012

Переправа

Патриарх у Священного Холма

Патриарх у Священного Холма


Рад, дорогие братья и сестры, поделиться с вами новостью: 8 сентября, если, конечно, ничего не сорвется, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с помоста нашего с вами Священного Холма откроет празднования 1150 годовщины российской государственности, которые, согласно Указу Президента РФ, пройдут здесь же, в славном городе Изборске, что в Псковской области.


[Spoiler (click to open)]

Об этом на днях сообщил мне писатель Александр Проханов, с которым мы пять лет назад, почти не сговариваясь и не особо вдаваясь в технико-финансовые детали, ударили по рукам и по какому-то импульсивному наитию, а, лучше сказать, повелению свыше, в кратчайшие (немыслимые по обычным меркам) сроки возвели этот Памятник Русскому Духу. Мешало нам тогда многое: и необходимость решать на бегу десятки вопросов, о существовании которых мы, бросаясь в этот омут, толком и не подозревали; и денежные дефициты, преодолевавшиеся так же, на ходу и неведомо как; и первоначальное неблаговоление проекту со стороны правящего архиерея, епископа Псковского и Великолукского Евсевия, сменившего гнев на милость за считанные дни до освящения Голгофы (иначе не было бы ни освящения, ни приезда Патриарха); и холодное бездействие чиновников, оживившихся только в день открытия Холма, под объективами телекамер. И многое другое, плохое и хорошее, о чем как-то со временем начинаешь забывать. Так устроена жизнь: она утрамбовывает дни катком памяти, оставляя «на выходе» сгусток лет и десятилетий; оглянешься назад, и видишь только вспышку, которую надо еще мучительно разделять на месяцы, дни и часы.

В сухом остатке остается главное. Это главное почти не различается, пока ты занят делом, заслоняется суетой и заботами. Но оно и не исчезает, а, напротив, как бы уплотняется, обретает все более и более четкие контуры, словно выступая из тумана времени. Холм был задуман как одно, а стал другим. Планировали мы через приносимые к нему земли собирать воедино разорванные и восставшие друг на друга русские эпохи, а в итоге пришли к пониманию этих же земель как мощей Русского Мира, хранителей и носителей великого Русского Духа. Земли не умирают вместе с людьми, но принимают в себя их плоть и дух, чтобы сберечь для вечности. Чтобы, соединив их души, на другом, незримом, но от этого ничуть не менее реальном и значимом для нас метафизическом плане возродить подавленное либеральным растлением величие Святой Руси. Как-то пару лет назад, у Холма я сказал Александру Андреевичу, что это строительство стало для меня самым главным делом жизни, заслоняющим все прочее. И вот совсем недавно он ответно признался: «Знаете, А.И., я тут обдумал ваши слова, перелистал в уме страницы своей бурной жизни, и пришел к такому же выводу. Это главное дело моей жизни».

Холм не просто существует все эти годы. Он без устали трудится, принимая от путников горстки памятных им земель, благословляя молодоженов, исповедуя грешников, утешая и ободряя «нуждающихся и обремененных». Он живой, и приносимые ему земли-мощи насыщают его силой и энергией, которую не может не почувствовать верующий человек, попадая в его «поле». Он сберегает наши души и наши границы, нашу совесть и нашу память. Он – животворящий, поэтому каждое очередное приношение земли есть одновременно и даяние, и стяжание. Даяние плода труда и подвига, пусть и малого, от неравнодушной души к Богу, стяжание же, ответно, капельки бесценной благодати Божией, то есть достижение того, что преподобный Серафим Саровский называл единственной целью мимолетного пребывания нашего в этой скорбной земной юдоли. В ряду других очагов Духа Холм прикровенно хранит Русь и всех нас от невиданного излияния зла на наши просторы. Какая еще сила, кроме покрова и попечения Божия, способна в эти дни удержать ослабленную, разделенную и униженную Россию от внутренней измены и посягательств внешних «заклятых друзей»? Как не вспомнить тут загадочные слова, произнесенные в далеком 17 веке соратником Петра I немцем Минихом: «Русское государство имеет то преимущество перед другими, что оно управляется непосредственно Самим Господом Богом. Иначе невозможно объяснить, как оно существует …».

А теперь еще возле Голгофы вырастает, и к приезду Патриарха, будем надеяться, увенчается своим малым крестом часовня Державной Божьей Матери. Священный Холм обретет новый вид и новую полноту-силу.

К чему призовет нас это обновление Холма? Что возгласит Патриарх с амвона под открытым небом, обращенного одной стороной к первой в истории России каменной крепости, другой – к славному Псково-Печерскому монастырю, третьей – к острову Залит, где окончил земное служение праведный Николай (Гурьянов), а четвертой – к духовной столице «Третьего Рима» - Пскову? Какие новые грани и смыслы добавит архипастырь нашей Церкви этому образу и символу возрождающейся и обновляющейся России? Какой этап откроется в жизни Холма и всех нас после этого рубежного события?

О чем-то мы уже догадываемся, пробиваясь взором сквозь пепел и смрад гибнущей эпохи. Что-то непременно откроется нам, но не само собой, а только по мере и в меру нашего собственного духовного очищения, ибо то, что приобретается нами сверх наших духовных сил (все нам позволено, но не все полезно – учил апостол Павел), является незаконным, противным воле Божией и, в конечном счете, пагубным для нас.

PS: Тех из вас, друзья, кто волею судьбы окажется с 7 по 10 сентября в окрестностях Изборска, приглашаю посетить торжества и, конечно же, почтить свои присутствием (а также щепоткой дорогой сердцу земли) наш Священный Холм.

Александр Нотин

Источник изображения: fotki.yandex.ru

Постоянный адрес материала