September 19th, 2012

Переправа

Божественный пример молитвы за врагов. Из Троицких листков архиепископа Никона (Рождественского)

Божественный пример молитвы за врагов. Из Троицких листков архиепископа Никона (Рождественского)

Голынский В. А. (1854 - 1904 гг.) Распятие Иисуса Христа 

После разнообразных страданий Господа Иисуса Христа во дворе Каиафы, в претории Пилата и во дворе Ирода, — после изнурительного шествия под Крестом на Голгофу, наконец, наступила минута распятия. Древо утверждено на земле. Последние одежды совлечены. Распинаемый вознесен на Крест. Руки и ноги простерты. Ужасный млат стучит. Кровь потоками льется на землю...

Что сказал бы в сию минуту, на сем месте, самый Архангел? Богочеловек кротко возводит очи к небу и вслух всех молится. О чем? Об отмщении врагам? О защите Своего дела? О ниспослаии Себе терпения? — Нет.


[Spoiler (click to open)]

Отче, — вещает Он, — «отпусти им: не ведят бо, что творят!» (Лк. 23; 34). — Не ведят! Так!

Римский воин-распинатель не знал, что делал, быв только слепым орудием повелений своего прокуратора Пилата; иудейская чернь не ведала, что творила, наученная льстивыми и вместе грозными внушениями своих слепых вождей и владык; сам синедрион, при всей безнравственности своей, не знал, наверное, что посягает теперь на жизнь истинного Мессии. «Аще бо быша разумели, — скажем словами Апостола, — не быша Господа славы распяли» (1 Кор. 2; 8).

Сколько, однако же, преступлений было в этом неведении, — особенно в тех, которые так легко могли все уведать и сто раз смежали очи, чтобы ничего не видеть! — И это совершенно забыто Распинаемым! Сколько при этом самом неведении было резких следов преднамеренного лукавства и низкой жестокости, кои обличали во врагах и гонителях Иисуса личную злобу к Нему, явное желание ожесточить казнь, и без того ужасную, обесславить Крест, сам по себе поносный? — Но и этим всем пренебрег Распинаемый!

А лютейшие болезни при пронзении рук и ног! Не достаточно ли было их одних, чтобы самое первое чувство в Распинаемом сосредоточить теперь на Нем Самом, на Его собственных страданиях? Но Распинаемый Богочеловек возносится духом превыше всего; забывает Свой Крест и Свою смерть, — и, как Первосвященник по чину Мельхиседекову, едва возносится на Крест, как возносит молитву о врагах Своих: «Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят

О, кто по сей одной черте не узнает в Распинаемом Агнца Божия, закалаемаго за грехи всего мира? А вместе с ним кто из истинных последователей Его не даст обета быть кротким ко врагам своим? — Кто ни разу в жизни не простил своему врагу во имя Распятого Спасителя своего, молившего на Кресте о врагах Своих, тот не христианин!

(Из сочинений преосвященного Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического)

 


Грозный пример Суда Божия над ненавистником.

Были два брата по духу, диакон Евагрий и священник Тит. И имели они друг к другу любовь великую и нелицемерную, так что все дивились единодушию их и безмерной любви. Ненавидящий же добро диавол, который всегда ходит, «как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Пет. 5; 8), возбудил вражду между ними. И такую ненависть вложил он в них, что они уклонялись друг от друга, не хотел и один другого в лицо видеть. Много раз братия молили их примириться между собой, но они и слышать не хотели. Когда Тит шел с кадилом, Евагрий отбегал от фимиама, когда же Евагрий не бежал, Тит проходил мимо его, не покадив. И так пробыли они многое время во мраке греховном, и приступали к Святым Таинам, — Тит, не прося прощения, а Евагрий, гневаясь. До того вооружил их враг.

 

Однажды сильно разболелся этот Тит и, будучи уже при смерти, стал горевать о своем прегрешении, и послал к диакону с мольбой: "Прости меня, ради Бога, брат мой, что я напрасно гневался на тебя". Евагрий же отвечал жестокими словами и проклятиями.

 

Старцы те, видя, что Тит умирает, насильно влекли Евагрия, чтобы помирить его с братом. Увидав его, больной приподнялся немного, пал ниц к ногам его и говорил:

 

 ─ "Прости и благослови меня, отец мой!"

 

Он же, немилостивый и лютый, отказался перед всеми, говоря:

 

─ "Никогда не хочу примириться с ним, ни в этом веке, ни в будущем".

 

Тогда Евагрий вырвался из рук старцев и вдруг упал. Старцы хотели поднять его, но увидали, что он уже мертв. И не могли ему ни рук протянуть, ни рта закрыть, как будто он давно умер. Больной же тотчас встал, как бы никогда и болен не был. И ужаснулись старцы внезапной смерти одного и скорому исцелению другого. Со многим плачем погребли Евагрия. Рот и глаза у него так и остались открыты, а руки растянуты. Тогда спросили Тита:

 

─ "Что все это значит?"

 

И он так стал говорить:

 

─ "Видел я Ангелов, отступивших от меня и плачущих о душе моей, и бесов, радующихся моему гневу. И тогда начал я молить брата, чтобы он простил меня. Когда же вы привели его ко мне, я увидел Ангела немилостивого, держащего пламенное копье, и когда Евагрий не простил меня, он ударил его, и тот пал мертвый. Мне же Ангел подал руку и поднял меня".

 

Услышавши это, старцы убоялись Бога, сказавшего:

 

─ "Прощайте, и прощены будете".

 

Господь сказал:

 

─ "Всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду" (Мф. 5; 22).

 

Преподобный же Ефрем говорит:

 

─ "Если кому случится умереть во вражде, тот подвергнется неумолимому Суду".

 

И если этот Евагрий не получит отрады, ради святых Антония и Феодосия, — горе лютое ему, побежденному такою страстью! Берегись от нее и ты, брат мой, и не дай места бесу гнева: кто раз послушается его, тот и поработится ему; но скорее поди и поклонись враждующему с тобой, чтобы не быть преданным Ангелу немилостивому. Да сохранит тебя Господь от всякого гнева! Он (чрез Апостола Своего) сказал: «солнце да не зайдет во гневе вашем» (Еф. 4; 26).

 

Слава Ему с Отцем и Святым Духом, ныне и присно, и во веки!

(Из Киево-Печерского "Патерика")

Постоянный адрес материала

Переправа

Новые чудеса Изборска

Новые чудеса Изборска

Объективные причины помешали мне оперативно поделиться с читателями нашего портала своими впечатлениями от празднований 1150-летия государства российского и первого «слета» Изборского клуба. Но, как говорится, человек полагает, а Бог располагает. Лучше поздно, чем никогда. Постараюсь, по крайней мере, не повторять того, что уже прозвучало по данной теме в разворотах газеты «Завтра» (№ 37, сентябрь 2012 г.), и сосредоточиться на вопросах, наиболее созвучных умонастроениям «Переправы».


[Spoiler (click to open)]

Больше всего во всей этой истории поразило меня, признаться, очередное чудесное природное явление у Священного холма. Речи, приношение земель, даже освящение нашей часовни – все отступает пред явным и видимым проявлением благоволения Божия к нам, грешным и окаянным человекам. В тот день, 8 сентября, накануне начала торжеств над Холмом начали собираться тучи. Их становилось все больше и больше, они сгущались и темнели, образуя черно-фиолетовую стену – грозную и устрашающую. Она была размером в полнеба и как бы разделяла небосвод на две стороны: с одной, что на стороне народа и креста сияла небесная лазурь и светило солнце, с другой, что сразу за холмом в сторону Изборска, – мрак и кромешная тьма. Что это было, словами не описать. Наверное, некий знак, образ, указание и назидание свыше. Знак того, что Господь «всегда близ есть», и это Его длань почти два земных часа удерживала ярость стихии, готовую обрушиться чудовищным ливнем и градом на головы собравшихся верных Ему людей.

Второе чудо это состоявшееся тогда же освящение часовни Державной Божией Матери – белоснежной красавицы, словно бы склоняющей свою златую главу к суровой Голгофе. От сего дня Священный холм стал цельным, подлинно церковным. Завершились труды благоустроителей часовни - А.А. Проханова, Л.Г. Тевосяна и «Переправы». Сбылась наша общая мечта: митрополит Псковский и Великолукский Евсевий провел чин освящения, как когда-то пять лет назад он благословил и освятил возведение самого Священного холма.

Третье чудо - дивное и необъяснимое совпадение наших с А. Прохановым пятилетней давности поисков места под Холм и того, теперь уже непреложного факта, что празднование 1150-летия российской государственности, на котором присутствовали власти церковные, федеральные и областные, прошло именно здесь, на поле «сшибки», в самом, что ни на есть, корне Русского Мира. Кто скажет, что это не чудо?! Ведь место это было выбрано нами «случайно». В тот день в апреле 2007 года мы, объездив всю Псковскую область, так ничего и не подыскали, но, возвращаясь из Печор, решили развернуться около Изборска. Машина наша ни с того ни с сего заглохла и стала прямо поперек федеральной трассы Псков - Печоры. Из сплошных облаков вынырнул яркий луч солнца и указал на груду валунов в ста метрах от трассы, по направлению к башням Изборска – будущий Священный холм, мемориал Русскому Духу, место приношения земель русских как мощей нашего многострадального этноса, генератор Русской памяти и Русской победы. И вот теперь, 8 сентября 2012 года к Холму приносятся новые земли. Это земли от стен славных русских крепостей, доставленные из разных уголков нашей необъятной Родины.

Наверное, созыв Изборского клуба можно было бы признать четвертым чудом в этом ряду. Хотя бы потому - об этом мало, кто знает, - что идея его создания возникла у А. Проханова буквально за месяц до первого «слета» этого клуба в Изборске. Здесь тоже присутствует нечто загадочное, метафизически необъяснимое, с трудом умещающееся в рамки рациональных воззрений. Что-то схожее с самих Священным холмом, с нашей часовней, воздвигнутой всего за четыре летних месяца, с любыми действительно важными делами человеков, совершаемыми, как правило, по наитию, по вдохновению, без всяких уговоров или скрупулезных расчетов. Без денег, наконец, или почти совсем без денег, ибо правы древние мудрецы, знавшие, что деньгами нельзя сделать ни одного действительно великого дела.

И в свете сказанного – не знаю, согласятся ли со мной наши читатели, - едва ли случайным становится тот факт, что символом новорожденного Изборского клуба стал аист, летящий на фоне Труворова креста – креста, с одной стороны, языческого, а с другой – положившего начало христианской Руси.


Александр Нотин

pereprava.org