October 1st, 2012

Переправа

К юбилею бронзового тысячелетия. На кораблях, верхом и пешим шагом… » Переправа

К юбилею бронзового тысячелетия. На кораблях, верхом и пешим шагом…

Б.П. Виллевальде. Открытие памятника 1000-летия России в 1862г.

В сентябре нынешнего года исполняется 150  лет памятнику «Тысячелетие России» - единственному в мире памятнику не исторической личности или знаменательному событию, а целому государству.

Торжественная церемония открытия состоялась 8 сентября ( ст.ст.) 1862 года. Почему устроители выбрали именно этот день? Вы задумывались об этом?   Выбор, вероятно, обусловлен праздником, который приходится на этот день – Рождество  Богородицы, а Божия Матерь издавна почитается как небесная покровительница России. Вполне закономерно было приурочить торжества к столь почитаемому празднику.


[Spoiler (click to open)]

О самом памятнике написаны сотни статей и целых книг. Описаны все скульптуры и барельефы, рассказано о конкурсе на лучший проект, исследована реставрация памятника  в послевоенные годы…Но как-то скупо описана атмосфера самого праздника . Как новгородцы принимали  многочисленных гостей? Какова была программа самой церемонии? Принимались ли меры предосторожности для охраны императора?

Наименование « памятник Тысячелетию России» появилось в мае 1857 года в циркуляре, который МВД  империи разослало по всем губерниям – «О приглашении к подписке на памятник». Установить его было решено в  Новгороде, где правил «первый русский государь Рюрик». Самое подходящее для него место определили в кремле. Правда, оно уже было занято монументом, поставленным новгородцами в память о своём ополчении в войне 1812 года. Решено было переместить монумент на соседнюю Софийскую площадь. Возражать никто не стал.

Несколько месяцев на территории кремля шли строительные работы. Под новый памятник закладывался фундамент, прочность и основательность которого восхищает даже в наши дни. Под основанием монумента был вырыт кольцевой котлован, по глубине равный высоте памятника до одиночных фигур. В дно этого котлована были забиты 300 дубовых свай, затем уложен бут, поверх его шла кирпичная кладка. Даже такое поверхностное описание позволяет представить надёжность фундамента. Всем строительством руководил инженер, генерал-майор В.Д.Евреинов. Непосредственным прорабом  был инженер-капитан А.Б.Адамс.

Пока шли все эти работы, губернатор, действительный статский советник Владимир Яковлевич Скарятин, вице-губернатор Эдуард Васильевич Лерхе, городской голова Алексей Петрович Зимин, члены думы и управы начали подготовку к историческому моменту в жизни губернии, да и всей России. Прежде всего предстояло найти жильё для прибывающих гостей, так как в двух городских гостиницах мест имелось немного, да и не предлагать же гостиничные номера императору, о приезде которого было известно с первых же дней подготовки к церемонии. Ожидалось, что Александр П прибудет в Новгород не только с императрицей, но и с детьми и большой свитой.

Городская дума обратилась к новгородцам с просьбой предоставить комнаты за определённую плату  для проживания гостей. Уже 28 апреля начальник квартирной комиссии доложил губернатору о результатах поисков. В Новгороде нашлось 143 домохозяина, из которых  73 предоставляли жильё бесплатно, 519 комнат сдавалось по 5 рублей, духовенство города предоставляло безвозмездно по одной-две комнаты. Квартирный расход составил 2 601 рубль.

Предполагалось, что император с семьёй остановится в доме потомственного почётного гражданина Павла Михайловича Кузнецова. На втором этаже этого каменного здания для гостей отводилось 17 комнат. Впоследствии выяснилось, что император с семьёй остановится в архиерейских палатах в кремле

Свита, ожидавшаяся вместе с царствующей семьёй, была весьма представительной. Возглавили список министр императорского двора обер-гофмаршал граф Шувалов, в должности  шталмейстера  граф  Строганов, обер-церемониймейстер граф Борх. Непосредственно императора сопровождали военный министр генерал-адъютант князь Долгоруков 1-й, граф Адлерберг 2-й, граф Ламберт 2-й и около 30 адъютантов всех рангов – от генерала до флигель-адъютанта, а также лейб-медик Елохин.

Императрица  Мария Александровна брала в поездку фрейлин княгиню Долгорукову, Д.Ф.Тютчеву ( дочь известного поэта). Их сопровождали генерал-адъютант граф Апраксин, гофмаршал князь Вяземский и лейб-медик Гартман.  Сверх того в свиту входили духовник Их Величеств  протопресвитер Бажанов, придворное духовенство, певчие ( около 50 человек). Ехали аптекарь и аптека, два лекарских помощника и различная прислуга – камердинеры, пажи, парикмахеры…

Участвовали в празднике почти все здравствующие в те дни члены династии Романовых – Великие князья и княжны (дети императора), его братья и сёстры, дядья и племянники. Наследника престола -  цесаревича Николая сопровождали генерал-адъютант граф Строганов и флигель-адъютант полковник Рихтер.  К Великим князьям Александру ( будущему императору) и Владимиру  были приставлены генерал-майор граф Перовский  и поручик Литвинов. Весь список  привести  сложно, при этом каждый высокий гость имел при себе сопутствующую прислугу от 3 до 10 человек.

Много внимания уделялось войскам, которые прибывали на праздник из Москвы и Санкт-Петербурга. Сложность перевозки заключалась в том, что железнодорожное сообщение заканчивалось в Чудове. Далее предстояло добираться до Новгорода либо по Волхову, либо по почтовому тракту. Для императорской семьи и свиты  новгородский владелец пароходной компании Забелин предоставил два лучших своих судна – «Красотку» и «Кокетку». Остальным достались «Чайка», «Александр», «Волхов» и «Бабочка».

Армейские части добирались до Новгорода своим ходом : кавалеристы и артиллеристы верхом, пехота – на своих двоих в три перехода. Из Петербурга солдатские эшелоны шли пять часов, из Москвы – 24 с половиной. Скорость для составов была установлена в 27 вёрст за час.

Войска, конечно, появились в Новгороде первыми –  на 6 сентября назначалась репетиция в кремле. Пехоты прибыло 5195 человек, кавалерии – 4296 , казаков – 196, артиллеристов – 3048 . Было подготовлено и отпечатано в типографии  Положение о перевозке по Николаевской железной дороге сводных частей пехоты, отдельных гвардейских и гренадёрских корпусов по случаю открытия в Новгороде памятника Тысячелетию России. Среди воинских частей особо выделялся отряд дворцовых гренадеров, несущих службу при дворе. На праздник были приглашены воспитанники Аракчеевского кадетского корпуса в Грузине – 257 человек, с ними начальник корпуса, 16 обер-офицеров, 2 медика, 55 нижних чинов. Этих гостей разместили в здании парусной фабрики, в котором спешно провели косметический ремонт.

К юбилею бронзового тысячелетия. На кораблях, верхом и пешим шагом…
Памятник «Тысячелетие России». Скульптор М. О. Микешин. 1862 г. Фото ок. 1880 г.

Новгородская и петербургская полиция проявила усиленное внимание к безопасности императора и членов его семьи. Новгородский  полицмейстер полковник

А.Буцковский 16 августа издал директиву: «Ввести строгий контроль – взвешивать чемоданы и саквояжи» у всех прибывающих в Новгород. Объяснялось это тем, что «имеются сведения, что будто бы некоторые из злоумышленников располагают привезти в Новгород ручные гранаты, называемые адскими, для метания в толпу народа во время предстоящего праздника тысячелетия России, чтобы произвести общее смятение».

Вся новгородская полиция переодевалась в гражданское платье. Для её поддержки в Новгород прибыли 150 городовых петербургской полиции под управлением штаб-офицера и десяти квартальных надзирателей. Кроме них прибыли 30 конных и 15 пеших рядовых жандармского дивизиона. Командовали ими шесть конных и два пеших унтер-офицера. Петербургская команда привезла с собой четыре пожарных трубы с лошадьми и бочками.

В то время, как строители закрепляли последние детали памятника, полицейские формировали свои силы, а войска маршировали в кремле, губернатор, городской голова и члены управы готовились к приёму высоких  гостей, прибытие которых ожидалось 7 сентября. Главной задачей хозяев в эти дни было угощение участников торжеств после непосредственной церемонии открытия памятника, порядок которой составил сам император.

В кремле устанавливались две палатки: одни – царская, другая – кадетская. На Сенной площади накрывались столы для угощения войска. Столы в царской палатке, куда приглашались члены свиты, а также именитые гости из других губерний, накрывались за счёт столичной праздничной комиссии. Угощение в кадетскую палатку, сооружённую для воспитанников Аракчеевского кадетского корпуса и различных штаб- и обер-офицеров, поставил за свой счёт почётный гражданин Новгорода купец Александр Михайлович Соловьёв. Он же безвозмездно предоставил свой дом для дворцовых гренадеров.

И вот наступило утро 8 сентября 1862 года. В 10 часов утра войска уже стояли в парадных шеренгах возле Присутственных мест. Из архиерейских палат вышел император в сопровождении своих генералов, сел на  подведённого коня и объехал выстроившиеся войска. Затем он вернулся в палаты и уже с императрицей и свитой последовал в Софийский собор, где в 11 часов началась Божественная литургия. Гости, получившие пропуска на службу, собрались в соборе задолго до 11 часов. После богослужения духовенство и свита направились к монументу, ещё закрытому плотной тканью. Император и члены его семьи расположились под навесом, сооружённым на случай непогоды. Начался молебен и освящение дивного для тех времён памятника.

Когда церемония  закончилась, император в сопровождении нескольких членов свиты обошёл памятник кругом – «для обзора». После этого он сел на коня и встал во главе выстроившихся частей. Раздались звуки оркестра, и войско церемониальным маршем прошло мимо памятника, отдавая честь доблестным сынам отечества, воплощённым в бронзе.

После прохода войск к памятнику направился крестный ход из Софийского собора: это шли новгородцы, представители дворянства из всех уездов губернии, члены делегаций от нескольких городов… Не могу сказать, был ли среди них новгородский дворянин Сухотин -  ещё 22 августа он обратился к губернатору с прошением: « …числясь новгородским дворянином, состоя в должности кирилловского исправника, имею честь просить Ваше превосходительство разрешить телеграммой приехать мне в Новгород на торжества…»

После официальных торжеств началось праздничное угощение. Для солдатского обеда было сколочено 260 столов. Конечно, для них не требовалась резная отделка – обыкновенная крестовина вместо ножек. С этой работой справился плотник, рядовой гренадерского сапёрного батальона Афанасий Корольков. За выполненный заказ он получил 390 руб. серебром.

Магазин Б.Сидорова отпустил полотно нескольких сортов для обивки столов как на площади, так и в палатках: фламандское белое, суровое, кумач, миткаль, коленкор белый… А сколько выпало хлопот на долю тех, кто поставлял посуду ( разовой в те времена не знали!): солонки, рюмки, стаканы, ложки, миски, тарелки…Для столов в царской палатке использовались скатерти и приборы.

К юбилею бронзового тысячелетия. На кораблях, верхом и пешим шагом…

Памятник «Тысячелетие России». Скульптор М. О. Микешин. Наши дни. Яндекс-фотки

Царскую палатку обустраивал плотник Иосиф Иванов с помощниками. Им пришлось устанавливать мачту, буфет, соорудить подставку для вин, кухню и подсобку. Эта же артель сколотила 64 стола….

Когда вчитываешься во все счета, представленные в управу к оплате за ту или иную услугу, то складывается впечатление, что почти все горожане участвовали в церемонии открытия знаменитого памятника.

Угощали новгородцы своих гостей по-былинному, словно на пиру у Садко. От чего же «ломились столы» в царской палатке? Закуска подавалась холодной, в стиле нынешних фуршетов, и вино. Приведу несколько гастрономических названий.  На два дня, 8 и 9 число, в эту палатку было поставлено 3 больших жестянки рыбы маринованной, 12 ящиков сардин, бочка сельдей королевских, 5 банок икры, 15 фунтов сыру швейцарского, 5 1/8 фунта сыру английского, 3 банки лососиновых, 75 штук миног,  икра салфеточная, колбаса «Италия», ветчина варёная…Подавалась водка, шампанское – 177 бутылок, херес – 56 , лафит – 45. сотерн – 40, портер, коньяк…В  пространном перечне есть очень трогательная приписка: « для Его Императорского Высочества Николая Николаевича-младшего 18 штук груш дюшес и 4 фунта винограду».

В ту пору самому младшему гостю этому высочеству было всего шесть лет. Он приходился племянником Александру П и двоюродным братом цесаревичу –наследнику. Николаю Александровичу исполнилось уже 19 лет, но стать императором ему не довелось – через  три года он скоропостижно скончался в Ницце, уступив место брату – Александру Ш. А Николай Николаевич –младший доживёт до седых волос, станет генералом-адъютантом, генералом от кавалерии, в годы Первой мировой войны будет Верховным Главнокомандующим, закончит свой земной путь в эмиграции- в 1929 году. А пока для него закупаются сочные груши…

Общий счёт обедов  в царской палатке составил 1102 рубля 62 копейки.

В кадетской палатке столы также были уставлены снедью. Названия почти те же самые, разве что количество  пития поменьше: шампанского – 10 бутылок, лафита – 3, хереса -4,  сыру по 4 фунта, икры – 4 фунта…Были яблоки – 600 штук, пирожные – 340 штук.

Закономерно вызывает интерес «угощение обедом войска». Часть средств на него выделил губернатор – 3 409 рублей, по подписке новгородцы собрали ещё 1922 рубля, более пяти тысяч рублей было отпущено из казны комитета по устройству обеда. Что же подавалось на солдатские столы? Традиционные щи, жаркое из говядины, пироги и кулебяки с чаем. Только представьте, что надо было усадить за столы почти 13 тысяч человек! И усадили, и накормили! По 50 человек за одним столом.

Чтобы читатели смогли воочию представить грандиозность солдатского обеда, назову несколько цифр: было приобретено 1000 кочнов капусты, 481 пуд ржаного хлеба, испечено семь тысяч пирогов и 16 кулебяк. Для щей и жаркого комитет закупил  «чистого мяса черкасских быков» 478 пудов ( по 3 рубля за пуд) и пять пудов говяжьего сала. К сытному обеду подавалось и достойное питьё: водка «тысячелетняя» ( 2 ведра), вино улучшенное (10 вёдер), похуже – 2 бочки, 144 бутылки медового напитка и 67 бочек пива…

Первый день прошёл в торжествах и обедах. К вечеру на многих домах города хозяева зажгли фонари и плошки со свечами – иллюминация той эпохи. На следующий день Государь давал обед для гостей и городского общества. Поскольку этим обедом занималась дворцовая команда, то вся документация осела в архивах императорского дома. Зато в нашем  архиве встретилось прелюбопытное письмо от писарей штаба пехотных войск, с которым они обратились к городскому голове: «…по случаю производившейся в штабе большой переписки не имели удовольствия быть при обеде, даваемом новгородскими гражданами 8 и 9 сентября, а потому осмеливаются утруждать выдать за обед причитающиеся по расчёту 8-ми человекам количество денег, если только это будет Вашему благородию угодно.»  На письме стоит резолюция : «Выдано писарям 10 рублей серебром.»

Праздник прошумел и затих. 10 сентября гости и войска покинули город, предоставив новгородцам подсчитывать, во что обошлось торжество. Изучая массу ведомостей и счетов, хранящихся в фондах городской управы и городской думы, поражаешься, с какой точностью, скрупулёзным учётом шла подготовка к празднику, как дотошно было учтено всё, что можно было пустить в дело после его окончания.

Столы были разобраны, брёвна, доски, бруски и ткань – проданы, ушла с молотка вся посуда, вилки, ложки, рюмки и стаканы…Получили за свои труды официанты, посудомойки, возчики.

Через две недели губернатору В.Я.Скарятину  поступило письмо из МВД, в котором сообщалось, что Император просил «объявить купечеству и гражданам Новгорода благодарность Его Величества за радушное угощение обедом войск, бывших в сборе в Новгороде во время празднования открытия памятника Тысячелетию России».

Такое письмо засчитывалось как монаршая милость.

                                        *    *    *

Нынешние юбилейные торжества приходятся на 21 сентября  ( разница между календарями достигла уже 13 дней). Сможет ли запланированное театральное действо хоть в какой-то мере возродить атмосферу  исторического праздника?

Ирина Савинова


http://pereprava.org/culture/1538-na-korablyah-verhom-i-peshim-shagom.html


Переправа

Изборский клуб. Впечатления Александра Нотина » Переправа

Изборский клуб: впечатления  (часть вторая)

Итак в Изборске, 7-8 сентября, в самый разгар «мозговой атаки» интеллектуальной элиты национал-консерваторов на тему «Русское развитие» у меня возникло стойкое чувство дежавю: все происходящее я уже видел, слышал, переживал… и притом не один десяток раз. Круглые столы, симпозиумы, презентации, семинары, чтения, конференции. Бог мой! Годами мы вращаемся в каком-то замкнутом круге, уподобляясь то ли белке в колесе, то ли рудничной лошади, то ли упрямому парнокопытному, бредущему за морковкой. Понимаем ли мы это или не очень? А, может, понимая, стесняемся сами себе признаться.

Оппозиция, вся оппозиция – левая и правая, системная и несистемная, старая и новая – не просто оторвалась и «бесконечно далека» от народа. Она, как облако, дрейфует куда-то в сторону, увлекаемая энергией собственных речей. Порой мне начинает казаться, что в запале споров о том, что есть и что станет с Россией, мы как-то забываем о том, ради чего и кого все делается. Прения ради прений. Каждый приходит со своим мнением, с ним же и уходит. Обмена, обогащения, прорыва к истине - не получается. Единомыслия, единодушия, добровольного подчинения тому, кто объективно прав, - не получается. Синтеза идей – не получается. Будто содержимое мешка сушеного гороха высыпается на стол, исследуется, а потом собирается обратно в мешок и куда-то уносится.


[Spoiler (click to open)]

Результат? Один из мудрецов: сказал: нет ничего сильнее своевременно высказанной идеи. Так вот, не получается у нас, увы, сложить эту самую идею и… овладеть таящейся в ней грозной силой. Главный субъект истории - народ остается к нашим потугам равнодушным. Не пронимают его наши «мудрования плотские и суетные», не трогают они его души.

Дальше. Не смог я, братцы, не обратить внимания на еще один, общий для всех наших патриотических «посиделок» печальный факт, а именно то, что предпочитаем мы больше говорить о настоящем и будущем, а не о том, что нам делать, чтобы исправить жалкое состояние нации и страны. Почему?

«Старая партийность» - партийность безбожная по своей сути, насквозь пропитанная страстями, амбициями, корыстью, жаждой личного успеха и славы, полностью исчерпала свой исторический потенциал. Ее некогда великие идеологии – исторические банкроты. Ее яркие, пассионарные вожди, кои, даже заблуждаясь, могли увлечь за собой миллионы людей, сменились невнятными «пыльными мешками», лилипутами с бегающими глазами. Ее величавые империи, посягавшие на мировое господство, уступили место вассальным «банановым республикам», служащим невесть чьим интересам. «Старая партийность» это, пользуясь евангельской аналогией, «старые меха», в которые нельзя влить молодое вино действительно преобразующей мысли. В ее затхлой атмосфере неизбежно зачахнет и погибнет все свежее, новое и яркое: не случайно, более ста лет назад святитель Андроник (Никольский ) категорически призвал русский народ «отгребаться всякой партийности»! Не услышали его тогда, не послушались. В очередной раз наступили на грабли. И получили, что имеем. Не могу в этой связи не привести следующий анекдот. Русский богатырь, просыпаясь, морщится от боли: на лбу его красуется огромная шишка. Кое-как натягивает на себя доспехи, берет меч и, выходя из сеней, обнаруживает на своем пути огромные грабли. Снова морщится и, вздыхая, говорит: «М-да, грабли на месте,… а идти-то надо!».

Даже так называемые православные партии «новой волны, возникшие на гребне послаблений процедур регистрации, не смогут избежать общей «старопартийной» участи: тифозный барак одинаково опасен человеку в арестантской робе, смокинге или рясе.

Но если мы берем на себя смелость ставить крест на целой полосе человеческих поисков «светлого будущего» и организационных формах, эти поиски сопровождавших, то видим ли мы, православные патриоты, какой-то иной путь, иной выход из гносеологического тупика?

Да, такой выход есть, и на портале «Переправы» мы уже его не раз пытались описать. Выход ровно там же, где расположен вход в нынешний, беспримерный по масштабу и глубине общечеловеческий кризис. Он – в человеке, в его мотивациях, в его «тайных делах», о которых говорил апостол Павел. Человек – всему голова и автор: и поступку, и книжке, и глобальному финансовому «пузырю», и атаке на Сирию. Всюду, если постараться, можно найти руку человека. (Хотя сегодня делается все, чтобы замазать антропную причинность происходящего и выставить вперед «структуры», «тенденции» и т.п.). Важно, какая воля водит этой рукой: Божья, демоническая или собственная дурная воля homo sapience (то есть та же демоническая). Только Бог, сотворивший человека совершенным существом, может помочь ему, однажды павшему, исправить тяжкие повреждения, возникшие в его природе вследствие падения. Отвергая Бога, утверждая, как это делал умалишенный Ницше, что «мы убили Его», мы добровольно и всецело вверяем души свои демонам-мучителям, у которых одна-единственная задача – погубить человека. Чего же мы тогда хотим, на что рассчитываем, если в схватке с демоном, как подчеркивали Святые отцы, мы бессильны хотя бы по той причине, что он нас видит, а мы его нет, мы живем семьдесят лет, а он – тысячи. Православная «наука из наук» вооружает жаждущего спастись в незримой битве со злом всем необходимым арсеналом знаний и навыков, но… кто из нас, «немного ученых» готов всерьез изучать эту «науку из наук»? Кто готов отбросить гордость светской образованности и дипломы, чтобы признать собственное невежество? Многие ли решатся сесть за парту первого класса в «школе духовного делания»? Вот вопрос – так вопрос! С него бы, пожалуй, и стоило начать первое заседание Изборского клуба.

Впрочем, это еще не все впечатления. До скорого!

Александр Нотин

Источник изображения: http://pln-pskov.ru/



http://pereprava.org/privacy/1550-izborskii-klub.-vpechatleniya-aleksandra-notina.html