October 11th, 2012

Переправа

Церковь и политика » Переправа

Церковь и политика

Информационный повод: 4 октября, в Москве решением Синода Русской православной церкви, высшего органа управления РПЦ, священникам было разрешено принимать участие в выборах в законодательные и исполнительные органы государственной власти. Правда, с оговорками. Во-первых, только в случаях «крайней необходимости» - например, когда "раскольнические и иноконфессиональные силы стремятся использовать власть для борьбы с РПЦ". Во-вторых, участие любого священника в любых выборах допустимо лишь по благословению Патриарха, получаемому загодя и в определенном порядке (прошение, мотивация, согласование, контроль и проч.). В-третьих, если Патриарх или синод недовольны деятельностью клирика во власти, то благословение может быть отозвано, и в этом случае он обязан покинуть должность.


[Spoiler (click to open)]

Решение Синода РПЦ вызвало ожидаемо бурную, я бы даже сказал, неврастенически-обостренную реакцию в либеральных - то есть, по сути, всех основных - российских СМИ. Диапазон гневных выкриков с места был весьма широк. От вульгарных: «Караул! Попы лезут во власть, в нарушение статьи 14 Конституции РФ!», - до иезуитски-вкрадчивого: «Пардон, православные, но ведь в уставе вашей РПЦ есть пункт, запрещающий ведение политической деятельности каноническим подразделениям Церкви!»

Конечно, на все эти и им подобные взбрыки «возмущенного и кипящего разума» можно было бы отреагировать по-свойски: «Что ж вы так убиваетесь, господа? Вы же так никогда не убьетесь!». Но мы понимаем, откуда, куда и какой ветер дует. Понимаем, что дело здесь вовсе не в частном решении Синода, которое всего лишь дублирует, разъясняет и упорядочивает ранее принятое решение Архиерейского собора 2011 года. И не в том, что энное количество лиц духовного звания придет в те или административные структуры, те или иные уровни и ветви светской власти. Понятно же, что их будет немного, и что реальное их влияние на процесс принятия «земных» решений будет невелик. Если не сказать, ничтожно мал. Дело, следовательно, не в этом поводе, а как водится, в более фундаментальной причине, притаившейся за его фасадом. Причина же в том, что ослабленная внешними и внутренними кризисами, растерянная и расколотая российская правящая верхушка некоторой своей частью начинает потихоньку поворачиваться в сторону тех глубинных смыслов, целей и объединительных духовных начал, которые хранит и провозглашает русская Церковь Христова. Крах либеральных иллюзий, с одной стороны, и размывание социальной опоры режима – с другой, толкают В. Путина в единственную доступную и пока еще открытую для него спасительную гавань – Православие. Разумеется, туда идет и пойдет не весь режим. И не сразу. Мы говорим здесь лишь о контурах намечающейся тенденции, однако тенденции столь важной и для вселенской «нечисти» столь опасной, что даже намек на симфонию светской и духовной властей, даже слабый отблеск этого будущего всполошил и разъярил либералов. Отсюда и такое их ожесточение: смять, раздавить, на худой конец, осмеять или оболгать намечающийся дрейф российской власти в сторону Церкви, пока этот дрейф не зашел слишком далеко! Тут все средства хороши, и любой рычаг полезен и уместен – будь это липкая слизь вроде бесноватой панк-группы или гельмановские галереи, или крестоповал. Идет война. Третья мировая. Незримая, беспощадная, решающая. Четвертой, как и «четвертому Риму», не бывать! Ну, а на войне, как известно, все средства хороши – хоть кинжал, хоть яд, хоть клевета, хоть ядерный заряд….

История бродит по кругу. Вновь, как и сотню лет назад, на крайних полюсах русского общественного сознания зазвучали прямо противоположные призывы. «Не втравливайте Церковь в политику!» - в дивном согласии запричитали либералы и квасные православные ортодоксы. «Церковь обязана вмешаться в политику!» - вторят им идейно-немощные ура-патриоты и лукавые церковные обновленцы.

Как тут быть? В каком направлении двигаться нашей Церкви, если она едина в двух ипостасях: с одной стороны, это неотъемлемая часть плотского и ветхого мира людей, а с другой – метафизический богочеловеческий организм, ведомый самим Христом? Наверное, прямого, однозначного и лобового ответа нам не найти. В смутные времена, подобные нынешним, надо просто сильнее, чем обычно, держаться корня нашей веры – богооткровенного Писания и святоотеческой мудрости Предания. «Не хули, но и не принимай» - так Святые отцы учили знаки божественного присутствия в миру, соблюдать «царский», «непадательный» и «узкий» путь кающейся души в предательски изменчивом мире, лежащем во зле.

Церковь уже (!) присутствует в политике - сами фактом своего земного бытия. И в этом смысле она не может оставаться бездеятельной и равнодушной к тому, в каких социально-политических условиях происходит спасение людей в «последние времена». Вместе с тем, ее роль, ее влияние на «внешние формы вещества», к каковым, вне всяких сомнений, относится и форма политической власти, и «начальствующие люди», ее составляющие, заключается не столько в том, какое количество священников будет физически присутствовать во власти, а в том, и прежде всего в том, сколько они, эти священники, а равно и все остальные люди Божии, начиная Патриархом и кончая последним истопником в храме у края земли, смогут вместить в душах своих животворящей и преобразующей благодати Духа Святого. Вот, где, согласно Отцам, истинная «политическая миссия» нашей Церкви как последнего в истории богочеловеческого редута на пути последнего же страшного излияния тьмы и зла в мир! «Дух творит себе формы» - эта вселенская истина властно прорывается сквозь мерзость старой и лживой насквозь политики, сквозь смрад и гниение идеологий «от ума», обещавших наивному человечеству «царство божие» и «вечное преуспевание» на тленной земле, сквозь рубцы и язвы самой Церкви, яростно осаждаемой падшими духами злобы. Эта истина не знает границ. Она пробивает броню высокомерия и самонадеянности, временного богатства и столь же мнимой славы, кажущегося знания и скоро текущего времени. «Аз есмь истина и путь, и жизнь» - сказал нам Господь, и мы, «блудные сыны» погибающей цивилизации начинаем различать космический масштаб этих слов. Чтобы идти на этот сокровенный зов сердца. Чтобы служить не смерти, а жизни. Чтобы, нащупав твердый берег истины и жизни, протянуть руку тонущему в трясине брату во Христе, и позвать его за собой.

Александр Нотин

Фото с сайта http://rusk.ru



http://pereprava.org/society/1577-cerkov-i-politika.html