November 16th, 2012

Переправа

Под светом Вечности В день памяти Александра Солодовникова » Переправа

Под светом Вечности В день памяти Александра Солодовникова

Александр Солодовников. Сеймчан. 1950 г.

В Царстве Вечного Добра
Нет ни завтра, ни вчера…

Александр Солодовников
(из пьесы "Пенаты, или Похвала бабушкам")

Дом, человеческий дом -
Вечен он в круге земном,
Древен и молод, как мир,
Изливает он в сердце мир.
Всё умирает кругом -
Жив человеческий дом.

Александр Солодовников
("Гимн дому")

Александр Александрович Солодовников (1893 - 1974) ныне по праву считается одним из лучших русских духовных поэтов. Родился он в Москве в семье Александра Дмитриевича Солодовникова, преподавателя законоведения. По линии матери, Ольги Романовны Абрикосовой-Мальмберг, является правнуком Алексея Ивановича Абрикосова (1824 - 1904), основателя "Товарищества А. И. Абрикосов и сыновья", владельца кондитерской фабрики, ныне это концерн имени Бабаева. На знаменитом портрете Серова изображён дородный купчина с суровым взором, но в жизни Алексей Иванович был милейшим и очень добрым человеком, нежно любившим своих многочисленных отпрысков. Род действительно был очень большим, многие его потомки живут в Москве до сих пор.


[Spoiler (click to open)]

В 19 лет поэт окончил с золотой медалью Московскую практическую академию коммерческих наук (среднее специальное заведение, готовившее экономистов и бухгалтеров), а в 23 года - юридический факультет МГУ.

В декабре 1916 г. был призван на действительную военную службу, которую проходил в артиллерийском училище в Киеве. Вскоре по возвращении в Москву, в конце 1917 года, был арестован и два года просидел в Бутырках во внутренней тюрьме ВЧК, а также в Саратовском централе. В это время в нём произошёл внутренний перелом и он обратился к православию, в это же время пишется около 40 стихотворений так называемого "тюремного цикла", некоторые из них, скажем, "Решётка" - настоящие шедевры русской религиозной лирики.

Решётка ржавая, спасибо,
Спасибо, старая тюрьма!
Такую волю дать могли бы
Мне только посох да сума.

Мной не владеют больше вещи,
Всё затемняя и глуша.
Но солнце, солнце, солнце блещет
И громко говорит душа.

Запоры крепкие, спасибо!
Спасибо, лезвие штыка!
Такую мудрость дать могли бы
Мне только долгие века.

Не напрягая больше слуха,
Чтоб уцелеть в тревоге дня,
Я слышу всё томленье духа
С Екклезиаста до меня.

Спасибо, свет коптилки слабый,
Спасибо, жёсткая постель.
Такую радость дать могла бы
Мне только детства колыбель.

Уж я не бьюсь в сетях словесных,
Ища причин добру и злу,
Но чую близость тайн чудесных,
И только верю и люблю.

В семье Солодовниковых, кроме Александра Александровича, было четверо детей: Николай Александрович (1898 - 1940), замечательный писатель и художник, Георгий Александрович (1896 - 1915), Алексей Александрович (1910 - 1942), погибший во время второй мировой, и сестра Анна Александровна (р. 1894), в замужестве Юргенс. В 1922 г. она уехала на Запад и стала там довольно известной оперной певицей. Её потомки ныне живут в Канаде.

Семья была очень дружною, воспитывалась родителями в православном духе. Сызмальства в доме устраивались семейные концерты, вечера и театральные представления. Позже вместе с братом Николаем Александр Солодовников напишет пять рождественских и пасхальных пьес, которые силами родственников и знакомых ставились в 20-е гг. на Пасху и на Рождество в квартире Солодовниковых на Гоголевском бульваре. Позже эта традиция продолжилась уже в 60-е гг. после возвращения Александра Александровича из ссылки с Сеймчана. На Колыме в лагере и ссылке он провёл в общей сложности 16 лет.

В годы заточения он часто вспоминал тепло и атмосферу, присущую семейству Солодовниковых, и писал об этом в ряде стихотворений.

Ёлка сияет светлым убором,
Свечи лучатся мягким теплом.
Мы запеваем негромким хором
Дружную песню за столом.
Поём о ёлке вечнозелёной,
Вечно душистой, вечно живой.
Поют о ней малыш несмышлёный
И дед с серебряной головой.

В своих воспоминаниях 1961 года "Домашние спектакли у Солодовниковых" поэт так напишет о том времени: "В частной жизни ещё не закрепился бытовой стандарт. Не было телевизора, который своим появлением убил домашнее музицирование и дружескую беседу. …В эти интересные годы в семье Солодовниковых на Гоголевском бульваре возникли домашние спектакли. Они начались в 1921 году и продолжались до 1932 г. Последний спектакль был подготовлен, но не состоялся из-за болезни самой младшей участницы - семилетней Мариночки Солодовниковой. Спектакли происходили обычно на Святках… Участники приходили к Солодовниковым на репетиции издалека, пешком, так как трамвай ещё пошаливал". Далее он пишет: "Что же привлекало взрослых и детей, родных и знакомых к участию в этих спектаклях? Думается, пережитые трудности военных и послевоенных лет, разруха, а потом всеобщее брожение и неопределённость влекли людей на поиски светлых, жизнеутверждающих переживаний. Хотелось верить, что человеческое море наконец-то успокоится и что на смену завистливой вражде в человеческих отношениях придут благожелательность и взаимное доверие. Пока что это было мечтой, которая могла воплотиться только в сказку".

1930-е годы - время тяжёлых испытаний в жизни Солодовникова. В 1931 году умирают его родителя, а в 1934 году в возрасте 9 лет любимая дочь Марина (Мисюсь). Сын Серёжа умёр ещё раньше, не прожив и года. В 1933 году на Татьянин день, который отмечала духовная дочь старца Данилова монастыря о. Георгия Лаврова Татьяна Мельникова и где было очень много православной московской молодёжи из разных приходов, ОГПУ арестовало всех участников торжества. В их числе был дальний родственник поэта, позже профессор филологии Львовского университета, Алексей Владимирович Чичерин, а также брат Солодовникова Николай. Чичерин получил пять лет лагеря, его жена Евгения Микини и его сестра Елена Чичерина (позже приняла постриг под именем матушки Екатерины и умерла в 1995 г. во Владимире в Княгинином женском монастыре) - по три года лагеря. Вскоре был арестован и младший брат поэта Алексей Солодовников (по тому же делу проходил и прямой потомок декабриста Пестеля Юрий Пестель). Ему инкриминировался рассказанный в кругу приятелей политический анекдот.

Николай и Алексей отправились в ссылку. Николай в Тюмень, откуда вернулся в 1935 г. и как "минусник" жил до 1938 г. и своего второго ареста в Рязани. В 1940 г. он умер в тюрьме в Карелии.

Алексей был отправлен в город Чимкент в Среднюю Азию, в 1936 г. вернулся и по тем же причинам, что и Николай, жил в Краснодаре. Там он женился. Трое его детей и поныне живут в этом городе.

В 1936 г. оба брата нелегально приезжали в Москву для встречи с родными. Сохранилась фотография всех трёх братьев той поры.

Вскоре под каток сталинского террора попал и сам поэт. Вначале его арестовали в 1938 г., но тогда ему чудом удалось освободиться. А в 1939 г. по обвинению в связях с заграницей, то есть с той самой сестрой Анной, которая писала из-за границы письма, не понимая, какой опасности она подвергает брата и его семью, Солодовников был арестован вторично. Получил он семь лет, по тем временам срок в сущности детский, хотя случаев погибнуть всё равно было множество.

Позже сам поэт полагал, что был спасён по воле Божией. В лагерных узах он был на Колыме, в лагере недалеко от посёлка Сеймчан, а когда в 1946 г. вышел на поселение, то работал там же в Сеймчанском детском саду музыкальным руководителем, а также играл на сцене сеймчанского Дома культуры.

С театром он был связан, кстати говоря, вполне профессиональными узами. Дело в том, что в начале 20-х гг. вместе с прозаиком Сергеем Ауслендером он написал пьесу "Колька Ступин", которая ставилась на сцене одного московского театра и даже была издана в виде книги. Позднее им была написана детская пьеса "Сказание о бедном Кекиле", которая ставилась и московскими, и провинциальными театрами, и продолжала ставиться даже когда её автор был в лагере. (!)

Вернувшись в апреле 1956 г. в Москву, поэт недолгое время работал в детском саду, а позже собрал свои стихи в несколько машинописных сборников - наиболее известен сборник "Слава Богу за всё!", поскольку много циркулировал в христианском самиздате в 1960-е гг. Второй сборник, "Дорога жизни", разбит на восемь частей по хронологии и по сути отражает жизненный путь поэта.

Плох тот поэт, который рано или поздно не переходит на прозу. В этом смысле творческий путь Александра Александровича не оригинален. В начале 1960-х гг. Солодовников начал работать над большим трудом "Московский некрополь и русская культура", который повествовал о людях святой христианской жизни, погребённых на московских кладбищах. Много просиживал в Ленинской библиотеке, собирал воспоминания разных людей. Было написано несколько очерков к нему: "Сокровища Введенских гор", "Ваганьковские светильники", "Архангельский собор", "Донской монастырь в Москве". Из этого цикла на сегодняшний день изданы пока лишь, да и то в сокращении, очерки "Сокровища Введенских гор" ("Московский журнал", 1992, №3) и "Ваганьковские светильники" ("Духовный собеседник", 2000, №4). Значительно лучше изданы солодовниковские стихотворения. Было около 40 публикаций в самых разных газетах и журналах, один из вариантов книги "Слава Богу за всё!" был напечатан церковным журналом "Кормчий", (1996, вып. 2)..В 2005 году вышли из печати два сборника избранных стихотворений поэта: сборник "Стихотворения" (в издательстве "Кругъ") и сборник "Я не устану славить Бога" (в издательстве "Паломник").

Кроме этого, нам известны мемуарные очерки поэта "Домашние спектакли у Солодовниковых" и "Гребнево". В Гребнево жила семья дочери Николая Евграфовича Пестова, оригинального русского богослова и близкого друга поэта, одного из первых христианских самиздатчиков, Натальи Николаевны Соколовой. Почему за деятельность на сей славной ниве Пестова не арестовали и не посадили в те годы - одному Богу известно. (Подробнее о нём см. мемуары Н. Н. Соколовой "Под кровом Всевышнего", Новосибирск, 1998 г.; пишет она там и о Солодовникове.) Возможно, существуют и другие прозаические сочинения поэта, нам пока ещё неизвестные.

К сожалению, по сию пору не изданы замечательные пьесы Александра Солодовникова, знакомство с которыми, безусловно, помогает лучше понять и его мировоззрение, и его блистательную поэзию. А они того заслуживают. Знаю, что силами учащихся одной из воскресных московских школ часть из них ставилась. Но, конечно, было бы неплохо, если б они были поставлены на сцене одного из московских театров. Хотелось бы надеяться, что эта публикация позволит реализовать данную идею на практике.

Автор публикации выражает признательность Анне Петровне и Лидии Михайловне Васильевым за возможность ознакомиться с архивом А. А. Солодовникова.

Сергей Семёнов

Послесловие

16 ноября 1974 года окончился земной путь Поэта Александра Солодовникова. Тихий ручеек его дивных стихов был наверно мало заметен для современников, сейчас, по милости Божией, они стали известнее, хотя, боюсь, далеко не всем. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас нашлось время прочесть его стихи и его биографию (сколько страшных испытаний выпало на долю Александра Александровича! ). Несколько лет назад для меня это стало настоящим открытием! (благодарю Евгения Данилова за его передачи по радио Благовещение!) Честно говоря, и писать-то особо не хочется, кроме просьбы: почитайте! И помяните рабов Божиих Александра, его супругу Нину, их рано умерших детишек Сергия и Марину!

"Смотреть на мир - как это много!

Какая радость без конца!

Смотреть на мир и видеть Бога,

Непостижимого Отца.

По вере жить - как это много!

Не уклоняясь от креста,

По вере жить и славить Бога,

За нас распятого Христа.

В молитве быть - как это много!

Встречать сердечную весну.

В молитве быть и слышать Бога -

Святого Духа тишину."

Евгений Данилов



http://pereprava.org/culture/1682-pod-svetom-vechnosti-v-den-pamyati-aleksandra-solodovnikova.html