December 11th, 2012

Переправа

Война священная. Основы православной культуры - Pro&contra » Переправа

Война священная. Основы православной культуры - Pro&contra


Как может верующий, православный
человек ответить на вопрос о целесообразности новой образовательной
дисциплины Основы православной культуры в школах? Конечно же, да!
Целесообразна, необходима, нужна! 21-й век приносит нам катастрофически
низкие оценки уровня реализации социальной политики в отношении детства.
Рост детской преступности превышает всякие нормы: сегодня бандитами и
убийцами становятся уже в 8-10 лет, беспризорность и безнадзорность
достигли, по некоторым данным, 2 миллионов человек, ежегодно в стране
появляется 120 тысяч сирот, около 200 детей ежедневно государство
отбирает у нерадивых родителей, Россию захлестнула волна детских и
подростковых самоубийств, насилия над детьми, неуклонно растёт число
детей, подверженных алкоголизму и наркомании. Безусловно, всё это
явления не стихийные и не случайные, это вопиющее следствие ухода власти
от своих прямых обязанностей. Казалось бы, при нынешних
обстоятельствах, возвращение к традициям национального образования
необходимо как никогда. Однако, в современном мире перевёрнутых
стандартов не всё так просто.


[Spoiler (click to open)]


Обсуждение инициативы патриарха
Алексия II о включении ОПК в школьный курс обучения ведется аж с 1999
года. 1 апреля 2010 года он был включён Министерством образования и
науки РФ в школьную программу (4-й класс средней общеобразовательной
школы) в качестве федерального образовательного компонента в рамках
курса «Основы духовно-нравственной культуры народов России» сначала
экспериментально в 19 регионах России затем, с 2010-2011 учебного года в
Ярославской области и республике Марий Эл и, наконец, с 1 сентября 2012
года ОПК официально включен в образовательную программу во всех
регионах России.



Тринадцать лет борьбы за ОПК для
российского общества не прошли незаметно - копий было переломано
прилично. Вопрос оказался гораздо труднее и глубже, чем мог
представиться на первый взгляд.Обширнейший, религиозно-философского
толка, требующий в первую очередь дифференциации
социально-государственного и духовного пластов устроения современного
общества, он, в период постперестроечной ломки и становления
«демократии», стал своего рода лакмусовой бумажкой для определения
духовно-нравственного состояния нашего разношёрстного общества,
находящегося на перепутье дорог.



Для того чтобы оценить ситуацию и
обнаружить определенные тенденции, достаточно немного углубиться в
историю баталий связанных с ОПК.



Прежде всего, Россия –
многоконфессиональное государство (об этом нам не случайно твердят чуть
ли ни в каждом выпуске новостных программ). На территории нашей страны
проживает множество людей, которые принадлежат к различным религиозным
союзам, или вовсе утратили всякое понятие о вере. А учитывая то, что
принципы равноправия и справедливости при выборе приоритетов развития и
целевых групп населения сегодня воспринимается как отживший факт, и
глобальная мировая политика уверенно агрессивно и, безусловно, не без
основания, отстаивает права меньшинств всех родов и званий (религиозных,
национальных, сексуальных и пр.), то можно представить, какой удар
приняла на себя Православная Церковь, ратующая за утверждение ОПК в
ранге доминирующей духовной основы образовательной системы России.
Абсурдно, но факт – быть русским в России сегодня и опасно, и не
престижно, и бесперспективно. В чести теперь диаспоры, кланы,
меньшинства и неформалы. При умышленно искаженном понимании вопроса об
ОПК, первое, в чем обвинили Православную Церковь, так это, как само
собой разумеющееся, в угрозе тоталитаризма, в ущемлении прав меньшинств и
в нарушении Конституции. Факты налицо.



В ходе многолетнего обсуждения
инициативы о введения ОПК, особой активностью отличились представители
академической науки. Они неоднократно выражали опасения, что вместо
светского предмета в школах предпринимаются систематические попытки
подмены ОПК «Законом Божиим», и что подобное внедрение Церкви в сферу
образования грубо нарушает Конституцию страны.



В 2006 году, по словам директора
Центра изучения религий РГГУ Николая Шабурова, прикрываясь светским
содержанием предмета ОПК, его сторонники ратовали за преподавание
«Закона Божия», нарушая право на свободу вероисповедания и
свободомыслия. С точкой зрения Шабурова соглашался известный деятель РПЦ
протодиакон Андрей Кураев, говоря, что «во многих школах происходит
подмена понятий и практик: объявляют культурологическую дисциплину
„Основы православной культуры“, а на самом деле начинается религиозная
индоктринация детей. Это незаконно и нечестно».



В 2007 году против преподавания
курса православной культуры с официальным письмом Путину «Политика РПЦ
МП: консолидация или развал страны?» обратились десять ведущих
академиков РАН (Ж. Алфёров, Е. Александров, Г. Абелев, Л. Барков, А.
Воробьёв, В. Гинзбург, С. Г. Инге-Вечтомов, Э. Кругляков, М. В.
Садовский и А. Черепащук). Учеными поднимался вопрос о невозможности
введения во всех школах России обязательного предмета ОПК, так как это
ставит сторонников разных конфессий в неравное положение. В письме
отмечалось, что патриарх Алексий II в своём циркуляре от 9 декабря 1999
года писал: «Если встретятся трудности с преподаванием „Основ
православного вероучения“, назвать курс „Основы православной культуры“,
это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных
заведений, воспитанных на атеистической основе». Из чего академики,
авторы письма, сделали вывод, что речь изначально шла не о
культурологическом предмете, как это пытаются преподнести, а о введении в
школах предмета «Закон Божий», как это было в дореволюционной России.
Однако, заключали авторы письма, даже если речь идёт о
культурологической дисциплине, в многонациональной многоконфессиональной
стране такой курс вводить нельзя, так как это нарушает права
сторонников других конфессий.



В ответ на «Письмо десяти» срезкой
критикой не замедлили выступить ряд православных деятелей. В
опубликованных материалах и в публичных выступлениях появлялись резкие
высказывания в адрес академиков, обвинения в ненависти к Русской
Православной Церкви, в нарушении Конституции, выполнении политического
заказа и в противодействии тому, «чтобы люди и наше общество узнали бы
собственную культуру» и т. п. В адрес сторонников «Письма десяти»
звучали такие горячие определения, как «рудименты идеологии политических
пенсионеров», «химера так называемого научного мировоззрения»,
«бессмысленные нападки воинствующего атеизма» и т.д. Владимир
Вигилянский, на тот момент глава пресс-службы Московской патриархии, в
связи с заявлением правозащитников «В поддержку письма академиков РАН»,
заявил: «…За словами правозащитников, по сути дела, стоит призыв к новым
репрессиям на религиозной почве». Межрегиональное движение «Народный
собор» тоже приняло участие в обсуждениях, члены движения обвинила
академика РАН Виталия Гинзбурга, одного из подписантов «Письма десяти»,
нобелевского лауреата, в разжигании религиозной вражды, и обратилось к
прокурору Москвы с требованием привлечь его к уголовной ответственности.
Конфронтация стремительно усиливалась и спустя некоторое время
появилось так называемое «Письмо 227-и» - ответ «Письму десяти». Его
подписали ученые, выступавшими «за» ОПК. Однако баталии на этом не
закончились и в феврале 2008 года было опубликовано Открытое письмо
представителей научной общественности к президенту РФ. Авторы выступали с
резкой критикой ОПК, выражали полную поддержку «Письму десяти»,
подвергали развернутой критике «Письмо 227». К середине апреля письмо
подписали более 1700 человек из научной среды. Позиция подписавшихся
сводилась всё к тому же: введение ОПК неизбежно приведет к конфликтам на
религиозной почве. Для реализации «культурных прав» верующих
рекомендовалось использовать не общеобразовательные, а уже имеющиеся в
достаточных количествах воскресные школы.



В марте 2009 года Президент Башкирии
Муртаза Рахимов обвинил федеральную власть в насаждении православия в
школах, отметив, что, по его мнению, «насаждение православия даст
отрицательный эффект у людей, придерживающихся иных верований, вызовет
обратную реакцию и толкнет их к радикализму».



Губернатор Воронежской области
Владимир Кулаков и известный юрист Михаил Барщевский также высказывались
против преференций в пользу какой-то одной религии.



Против введения в учебный процесс
ОПК активно выступали и поднимали общественность, конечно же, сами
представители различных конфессий и религий: католики, протестанты,
иудеи, мусульмане,  последователи буддизма.



В заявлении мусульманской
общественности России «Клерикализм - угроза национальной безопасности
России» прозвучал протест против подмены духовного возрождения
многонациональной и многоконфессиональной России реставрацией
феодально-государственной монополии на веру, против нарастающего
клерикализма, против подмены в обход конституции России
культурологического школьного предмета ОПК религиозным вероучением.



Против преподавания в школах ОПК в
2008 году выступила Федерация еврейских общин России, заявив в резолюции
своего IV съезда, что «считает преподавание в школах основ православной
и других религий - каждой по отдельности - в рамках курса
«Духовно-нравственная культура» крайне нежелательным явлением в условиях
сложившегося в российском обществе религиозного и национального
равновесия».



В итоге, в связи с усилившимися
разногласиями на религиозной почве, принялись обсуждать, так сказать,
«демократичный» вариант постановки вопроса – преподавание основ той или
иной религии по выбору самого учащегося. Этот вариант, собственно, и
оказался принят в 2012 году. ОПК в итоге лишь один из так называемых
модулей в новом учебном предмете с названием «Основы
духовно-нравственной культуры народов России», в рамках которого с ОПК
конкурируют «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры»,
«Основы иудейской культуры», «Основы мировых религиозных культур» и
«Основы светской этики». Согласитесь, но более абсурдного решения
вопроса относительно того, как же все-таки угодить пресловутой
Конституции, придумать сложно. Что и как может выбирать ребёнок, этот
сущий духовный младенец, который по причине своей духовной незрелости и
слеп и глух и нем? Какое он имеет право принимать то или иное решение
безотносительно тех традиций, той социо-культурной среды, которые веками
формировали менталитет его народа? Право подобного «наивного» выбора
ставит под удар такие понятия, как традиционная религия, национальная
принадлежность, духовно-культурная преемственность, род, отечество. Так,
если такая свобода пошла, может наше свободолюбивое правительство
предоставит гражданам выбор, скажем, национальности, ну или пола? А что?
Может, ударившись головой о косяк, я вдруг почувствовала, что я эфиоп?
Или ещё лучше – гражданин мира и всея космическия державы. И глобально и
статусно! За «космической статус» можно, кстати, даже деньги брать,
соответственно тоже космического масштаба, так сказать, экономику страны
развивать... Шутки, конечно, шутками, но я не удивлюсь, если завтра
«мировое гражданство» будут обсуждать на Федеральном уровне - времена-то
нынче лихие, мысли всё чаще глобальные…



Между тем, грубой критике
подвергались и учебные пособия по ОПК. Экспертами, работающими в
Российской академии наук, по заказу издательства «Просвещение» были
проанализированы шесть подготовленных в 2010 году учебников по курсу
«Основы религиозных культур и светской этики», в том числе по ОПК, и по
всем были даны негативные отзывы.



С критической оценкой учебников
также высказывался заместитель директора Института философии РАН, доктор
философских наук, член-корреспондент РАН А.Смирнов. Он сделал обобщения
о недопустимости использования учебников по всем четырём религиозным
модулям в школах Российской Федерации: «Учебник [Основы религиозных
культур и светской этики] содержит многочисленные признаки грубого
нарушения Конституции РФ в части двух статей: статьи № 14, объявляющей
РФ светским государством, и статьи № 13, запрещающей навязывание
какой-либо идеологии. Учебник агрессивно, в миссионерском ключе грубо
навязывает ученикам определенную религиозную идеологию, открыто
враждебную светскому государству. … Учебник несостоятелен в научном
плане. Начнем с названия: „светской этики“, как известно, в природе нет
так же, как там нет религиозной или светской алгебры: этика — это раздел
философии, и она по определению не бывает светской или несветской. Ряд
из четырёх религий с пристегнутой к ним „светской этикой“ — просто
бессмыслица. … никакого научного обсуждения этого учебника и не
предполагалось … процесс создания учебника в части названных модулей
сознательно был спланирован так, чтобы полностью передать его
конфессиям, отстранив учёных от какого-либо участия».



О некультурологическом, но
миссионерском характере учебников свидетельствовало также экспертное
заключение Московского бюро по правам человека.



Критике также подвергали и факт
отсутствия квалифицированных специалистов, и отсутствие научного
обоснования новой дисциплины, и отсутствие светских институтов,
способных контролировать процесс преподавания. Ввиду
неквалифицированного преподавания предмета, представители церкви
указывали на опасность искажения вероучительных догматов, что с
религиозной точки зрения недопустимо и явится, пусть не умышленной, но
хулой на Духа Святаго. И т.д. и т.п.



И всё это лишь малая толика из того,
чем обернулась, на первый взгляд, безобидная и столь необходимая
сегодня инициатива патриарха Алексия II о преподавании Закона Божия в
российских школах. И это, заметьте, только начало, главные баталии нас
ждут впереди, когда придется пожинать плоды эксперимента.



Зачем государство бросает Церковь на
амбразуру светской жизни, утопающей в калу собственных беззаконий?
Зачем так старательно удобряет почву межрелигиозных конфликтов? Сегодня
мир и без того, как гигантская пороховая бочка с подожженным фитилем
религиозных войн. Сначала довести до крайнего состояния нравственного
падения несчастный, в конец обескровленный русский народ, а потом,
вспомнив о чудесных исцелениях бесноватых Христом, провести эдакий
фарисейский эксперимент – авось сработает, а вдруг чудо? Конечно,
никакого чуда хитромудрые затейники и не хотели и не ждали. И даже чуда
по-фарисейски им не было нужно. Власть имеющие слишком увлечены своими
злодействами. Им особенно хочется поставить под удар именно Православную
Церковь, - очернить, оклеветать, посеять среди верующих смуту и
разложение. Об этом свидетельствуют многие факты, в том числе, навязшая в
зубах миграционная политика, превратившая центральные города России в
бомбу замедленного действия, об этом же говорят учащающиеся стычки на
религиозной почве между мирными жителями и приезжими эмигрантами,
всевозможные парады меньшинств и акции протеста, связанные с их
запретами. Роковым знаком нашего смутного времени стали антицерковные
акции-провокации пресловутых Маратов Гельманов, Пуси, Тер-Огинянов,
кощунственные выступления типа общероссийского крестоповала, устроенного
группой феминисток Femen, участившиеся поджоги храмов, осквернения
почитаемых православными святынь, надругательства над крестами и
могилами в местах захоронения православных христиан и героев Отечества,
не говоря уже об убийствах православных священников – всё это дела
сатанинские и великая мерзость перед лицеем Божиим.



При подобных обстоятельствах,
учитывая всё усиливающуюся агрессию по отношению к Церкви, нам,
православным, надо всеми силами не сдавать высоты Христовой Церкви, не
идти на поводу у сценаристов-раскольников, не поддаваться на провокации и
не усугублять во многом искусственно созданного конфликта.



Существует ли заговор против Церкви?
Как верующие люди должны относиться к нападкам на Церковь? Неслучайно
именно этим злободневным вопросам был посвящен очередной выпуск
программы «Слово пастыря», вышедший в эфир 1 декабря 2012 года. Отвечая
на вопрос одного из телезрителей о том, существует ли заговор против
Церкви, Патриарх Кирилл не отрицал этого факта. Предстоятель
констатировал очевидные вещи: «вражда против христианства возникла не
сегодня, не вчера, не в ХХ, не в XIX, не в XVIII, не в XVII веке, как
иногда считают, но как только Христос вышел на проповедь, появились
люди, которые не могли принять Его проповедь. По разным причинам — в
первую очередь, для многих это был вызов их мировоззрению, их образу
жизни, понимаемому ими религиозному началу; это был вызов невероятной
силы».



Существует мнение, что Церковь не
нужно защищать, что она невеста Христова, Сама нам великая защита,
надежда и упование. Так и есть! Святость Церкви небесной, как и Самого
Христа,  неколебима и не в человеческих силах ее очернить. Но ведь
наряду с Церковью небесной есть Церковь земная, связанная с небесной, но
находящаяся, в том числе, в руках человеческих, т.е. в наших руках, ибо
каждый из нас - Церковь. Вот ее-то мы и обязаны охранять, беречь и во
исполнение слов Христа не отдавать на поругание одержимым духом зла: “Не
давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы
они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас”
(Матф.7:6).



 Неожиданно и высшей мере призывно
прозвучали в той же речи 1 декабря слова Патриарха о мобилизации сил
верующих, словом и делом встать на защиту святынь православия. По словам
Патриарха, ответ Церкви на усиливающиеся антицерковные настроения в
обществе должен состоять в «развитии положительного свидетельства о
Евангелии и словом, и делом. На каждой роток не накинешь платок. Не
нужно на каждого огрызаться и с каждым спорить, хотя некоторые вызовы,
обращаемые к Церкви, требуют ответа - с тем, чтобы не соблазнялись люди;
и каждый христианин в меру своих сил обязан отвечать. Но не нужно
сердце свое отдавать этой борьбе, нужно хранить себя во внутренней
чистоте и духовном спокойствии. Святые отцы, полемизируя с язычниками
или еретиками, сохраняли внутренний мир. …Это внутреннее спокойствие в
душе, в отношениях между христианами, спокойствие во внутренней жизни
Церкви является самым сильным ответом. Не будем суетиться, не будем
будоражить себя, но вместе с тем будем хранить бдительность и
способность защитить слово Божие и Церковь. Самая главная задача
заключается в том, чтобы нападки на Церковь не разрушали нашего
внутреннего состояния и не помрачали нашего христианского образа жизни».



Да, истинный Дух Церкви обретается
именно в сокровенных глубинах человеческого сердца. Это великая тайна,
непостижимое таинство. Именно здесь, в сердце совершается подлинное чудо
Христово! Нет этого – останется одна церковная видимость, одна иллюзия,
сущий соблазн и разложение. Можно построить тысячи храмов,
распространять на каждом углу, как делают сектанты, священные тексты,
преподавать основы православия в садах, в школах и в ВУЗах, но Духа так и
не стяжать. В условиях подобной без-духовности люди будут называть
«Церковью» то, что этого названия не заслуживает, и ожидать благодати
как бы из пустого сосуда. Именно на это обратил внимание Патриарх
Кирилл, выступая на заседании Высшего Церковного Совета Русской
Православной Церкви 30 ноября 2012 года. Патриарх говорил о
необходимости превращения 80% «статистических» православных в людей,
живущих Духом и законами веры. «Это главная задача переживаемого нами
исторического времени» - подчеркнул глава Церкви.



«Цельность веры и религии – это
высшая драгоценность духа, – писал блестящий Русский мыслитель Иван
Ильин, - она должна распускаться, как цветок в душе человека, а не
навязываться ему в качестве авторитарных велений, сопровождаемых
угрозами и страхом; религиозная цельность не может быть предписана и
навязана, она может быть только свободно выношена человеком под влиянием
свободно воспринятой Благодати». Лучше и не скажешь!



Подлинное величие Церкви Христовой
не в том, что бы она имела власть и могла влиять на процессы светского
общества (опыт преимущественно католической церкви с ее папской
гегемонией и бесконечным завоевательным войнам). Православная Церковь,
прежде всего, – совесть нации, ее сокровенная религиозность глубже
явной, внутренняя жизнь, полнее внешней, незримая Церковь обширнее
зримой, здесь «количество» не имеет определяющего значения, всё
определяет Дух, Он и есть единственное «качество» Церкви. Помните,
Господь обещал пощадить Содом и Гоморру ради нескольких праведников,
если они будут в этих городах? Вот он приоритет «качества» Церкви! В
пророчестве Иоанна Богослова написано, что последние времена не наступят
до тех пор, пока в Церковь не войдет полное число язычников. Это
значит, что всего одна праведная душа милосердием Божиим может удержать
мир от погибели! Вот оно подлинное «качество» Церкви! «Если в России
сохранится хоть немного верных православных, Бог ее помилует, -
предсказал в начале 20-х годов батюшка Нектарий, оставшийся после смерти
отца Анатолия  Младшего единственным старцем Оптиной пустыни. И с
улыбкой  прибавлял: - А  у нас такие праведники есть». Вот это и есть та
самая жизнь земной Церкви, которая погранична с небесной! Именно здесь,
в этой «пограничной» Церкви, преисполненной Духа Святаго, решаются
судьбы мира, ибо воистину многое может молитва праведника. Именно в
сокровенном уединении, в богодухновенной молитвенной обособленности
Церкви от государства как раз и зачинаются плоды великих исторических и
государственных свершений, в которых власть имеющей силой является миру
великое путеводительство Божие, могучим исполином обнаруживает себя
Богоотцовское попечение о верных и преданных Ему чадах. Нужно лучше
знать свою историю, чтобы уверовать в Бога. История Святой Руси – от
начала и до конца промыслительна! Да ведь она в привычном понимании
слова и не совсем история, - скорее житие. Отечественная история полна
замечательными примерами истинной симфонии власти.



Кто благословил Дмитрия Донского к
кровавому побоищу с татарами? Преподобный Сергий Радонежский! Кто
помогал великим князьям освобождать Русь от татар? Всея России
чудотворцы Петр и Алексий! Не митрополит ли Макарий ввел первое царское
коронование? Не митрополит ли Филипп обличал Грозного Царя до самой
своей мученической смерти? Не Гермоген ли поднял православную и
патриотическую Русь на поляков и разбойников? Не митрополит ли
Ростовский Кирилл строил и вел ополчение вместе с князем Пожарским? Не
патриарх ли Филарет Романов устроил патриаршее ведомство для борьбы с
гражданскою неправдою на Руси?



Русская история наилучшим образом
доказывает, что Церковь никогда не была оторвана от государства, никогда
не отстранялась от судеб нардов – отнюдь. Так могут говорить лишь люди,
имеющие скудное представление о явленной миру миссии Церкви. О
неслиянно-нераздельном единстве Государства и Церкви в своих трудах
писали передовые умы России, в том числе Иван Ильин, Николай Лосский,
Лев Тихомиров, Иван Киреевский, о симфонии власти размышлял наш великий
современник митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев).
Черпая мудрость в Слове Божием, в своих замечательных трудах они
свидетельствовали о том, что живой религии есть дело до всего, чем дышат
люди на земле. Подлинная религия - не одна из сторон жизни, не часть
жизни, которая может быть, или которой может не быть, нет. Она и есть
сама жизнь, вся жизнь, Церковь – это полнота жизни. Все, чем живут люди,
- или уводит их от Бога, или наоборот ведет их к Нему. Иного не дано. И
Церковь обо всем этом и может и должна иметь свое суждение, мерилом
которого является не закон или законодательства человеческие, но Закон
Божий и Царство Бога Живаго. Церковь не диктует государству, не
навязывает свою волю, но лишь благословляет или не благословить, в
крайнем случае она вправе анафематствовать. В суждениях своих Церковь
блюдет религиозную свободу и независимость от государства, не угождая и
не приспосабливаясь, а если надо, то приемля и гонения. Церковь призвана
указывать людям, - и президенту, и чиновникам, и гражданам, - пути
духовной жизни, ведущие в Царствие Божие. В этом заключается учительная
власть Церкви, от которой никто ее не освобождал и освободить не может.
Это то служение, к которому Церковь призвал Сам Господь. При таком,
подлинно православном понимании дела Церкви, она никогда не останется
безразличной к делам государственной власти, а это значит – война
священная.



Мономенова Мария



Источник изображения: Православие и мир

Постоянный адрес материала