December 15th, 2012

Переправа

Четыре церковные имущественные парадигмы » Переправа

Четыре церковные имущественные парадигмы

Икона школы Андрея Рублеваиз Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры. Фрагмент



Евангелие – книга прикровенная. Она
не дает какого-то одного, очевидного и несомненного, способа
интерпретации имущественных отношений.  И поэтому в Церкви бытует
несколько подходов (парадигм) имущественной этики. Таких парадигм мы
насчитываем четыре. И все они основаны на Евангелии.



[Spoiler (click to open)]

«Экономика чуда». Суть
этой доктрины в том, что Господь все дает по вере, в том числе – и
материально необходимое. Для этой доктрины есть и евангельское
обоснование – фрагмент «о птицах небесных» Мф.6,25-34, обсуждавшийся
нами ранее. Из него родилось целое богословие: только веруй – и тогда
все тебе будет, в том числе и «что вам есть и что пить» и «во что одеться».  Причем, будет без всяких трудов на хозяйственной ниве.


 


В результате получается, что не
нужно возделывать поля, строить заводы – все потребное для человека даст
Господь. Не нужно создавать армию и вооружать ее. И так далее и тому
подобное. Такая теория характерна не только для монашествующих, но и для
многих и многих мирян. Что сказать об этом?



Конечно, с точки зрения экономики
все это абсурдно. Но и с точки зрения веры подобная теория
представляется сомнительной. Дело в том, что такую «экономику» кроме как
«экономикой чуда» назвать нельзя. Чудо тут рассматривается как
производственная технология. Слов нет –  и вера необходима и чудеса
существуют: отрицать их было бы   просто глуповатым материализмом,
верящим, что кроме атомов и пустого пространства в мире больше ничего
нет. Но приверженцы «экономики чуда» почему-то уверены, что Господь –
это джин, который бросается выполнять любое наше желание.  Фактически
«экономика чуда» означает отказ от любого устроения
социально-экономической сферы, что представляется несоответствующим воле
Божией о назначении тварного мира и роли в нем человека. Думается, что
воля Творца осуществляется прежде всего через  надлежащую организацию
экономической сферы.



«Умеренная доктрина». Вторая
концепция хорошо всем известна. Именно ее обычно описывают учебники и
православные брошюры. Согласно этой концепции иметь собственность, даже
значительную, - т.е. быть богатым, - не предосудительно. Собственность
дает средства к существованию, будучи гарантом гражданских свобод и
нравственного развития личности. Однако, непременным условием обладания
богатством является независимость от него: не богатство должно обладать
вами, а вы – богатством. Если  вы внутренне независимы от имения, не
прилепились к нему, то тогда богатство – благо. Если же  вами владеет
страсть любостяжания, то тогда богатство становится  грузом, не
пускающим вас подняться в Царство Небесное. Поэтому нужно быть
милостивым, благотворить бедным, жертвовать на Церковь, и тогда Господь
благословит и вас и ваше дело. Такая концепция кажется настолько
естественной, что в ее православности обычно сомнений не возникает.
Поэтому не будет преувеличением называть умеренную концепцию
«общепринятой». Эта концепция имеет давнее происхождение – она возникла
на рубеже II-III веков, и изложена в известной книге Климента
Александрийского «Кто из богатых спасется?»


 


«Святоотеческое учение». Однако,
как это ни парадоксально, столь привычная для православного уха
«умеренная» доктрина не является подлинным святоотеческим учением. В
IV-V  веках точка зрения Климента Александрийского была преодолена
святыми отцами: св. Василием Великим, св. Григорием Богословом, св.
Амвросием Медиоланским и св. Иоанном Златоустом и другими. Они
рассматривают вопрос на двух уровнях: личном, развивая, так сказать,
«психологию собственного» и уровне взаимоотношений с ближними –
«социологию собственности». На первом уровне определяющим оказываются
аскетические соображения, поскольку собственность является сильнейшим
соблазном, преодоление которого требует отказа от имущества. Для второго
уровня святыми отцами формулируется критерий подлинности христианского
отношения к собственности – это заповедь «люби ближнего как самого
себя». Отсюда истинно христианским отношением к собственности и
богатству является: на личном уровне – полное отвержение собственности, а
на уровне христианских общин – общность имущества. Такой взгляд освящен
Писанием и апостольским Преданием (имеются в виду знаменитые
«коммунистические фрагменты» из Деяний Апостольских (Деян. 2,44-45;
4,32-36)), а также традиционной церковной практикой (общежительные
монастыри). Особенное место в ряду создателей святоотеческого
имущественного учения принадлежит Св. Иоанну Златоусту. Его воззрения
столь глубоки по содержанию и столь ярки по выражению, что поистине
являются вершиной святоотеческой имущественной этики.



«Протестантская этика». Наконец,
последняя парадигма возникла в недрах протестантского движения. С
легкой руки известного немецкого социолога Макса Вебера, ее обычно
называют «протестантской этикой». Суть этой доктрины, четвертой по
счету, в том, что благополучие и богатство  рассматриваются как
положительные христианские ценности. А потому стремление к увеличению
богатства с помощью легитимных капиталистических механизмов
рассматривается как  добродетель, буквально толкуя евангельскую притчу о
талантах. Если в состав «умеренной» доктрины всегда входило требование
быть независимым от богатства и не гнаться за ним, то «протестантская
этика» наоборот считает предпринимателей, которые день и ночь поглощены
извлечением  прибыли, весьма уважаемыми христианами, ибо их деятельность
приводит к увеличению благосостояния всего общества. «Протестантская
этика» наиболее далека от целей, которые ставит перед человеком
христианство.



Как же соответствуют указанные парадигмы основным христианским вероисповеданиям? Об этом в следующий раз.



Николай Сомин
http://pereprava.org/trust/1697-chetyre-cerkovnye-imuschestvennye-paradigmy.html